№62 “Rationem”

Rationem (Расплата)

Реальность, куда ни кинь,-
очень одинокая и холодная штука.
Харуки Мураками

Приходилось ли Вам, мой дорогой читатель, встречать на страницах старых пыльных книг рассказы о вампирах? Убийцы, бессердечные, мертвые – леденящая жилы характеристика мифических, на первый взгляд, существ, сошедших из мрачных, готических  повествований. А если я скажу, что все Ваши знания о них – полная чушь? Можете мне не верить, но история бессмертных вампиров началась даже не в, привычной нам, Трансильвании, а на солнечной планете Ида́но – властительнице золотых гор и бескрайних океанов. А было это так.

***

Когда-то, давным-давно, эту прекрасную планету населяли разнообразные магические существа. Феи, эльфы, гномы и многие другие бродили по свету, живя в мире и покое с людьми. Они были, словно, защитники для простых смертных: оберегали их от зла и предотвращали войны меж ними.

Наряду с самыми величественными и сильными обитателями волшебного мира стояли мудрые и добрые драконы. Жили они в основном на берегу Нефритового моря, а со временем там расположилось красочное королевство Афи́лис, управляемое золотым крылатым драконом по имени А́фи. Он был прекрасным государем, хоть и имел немного причудливый характер. Как и все драконы, король владел огнем, однако от остальных его отличало еще и то, что он имел силы холода, заключенные в левой лапе правителя, которая, кстати, и сама была ледышкой.

Никто не знает, как это произошло, и при каких обстоятельствах, но по городам прошел слух, что драконы и прочие магические обитатели, то ли скрылись от людских глаз, то ли и вовсе пропали из этого мира, передав управление странами своим доверенным лицам. Практически никто не знал правды, но на самом деле, волшебные существа никуда не исчезли, а просто научились перевоплощаться в людей. Внешне они совершенно ничем не отличались от смертных, однако температура их тела была значительно выше, а жизнь была примерно на 50 лет дольше, чем у людской расы.

Предыдущие власти сменили свои имена, чтобы никто из народа ничего не заподозрил, и стали теми самыми, указанными ранее, новыми правителями. Король Афи же, в свою очередь, видимо, решил не заморачиваться и просто поменял первую и последнюю букву местами. Так и “родился” на свет король Ифа – самый неординарный, но справедливый, правитель на всей Ида́но.

Прошло несколько веков, и настоящая история возникновения королевства Афилис и его прошлого правителя была позабыта.

Спросите: “почему?”. А потому, что, к сожалению, люди верят только в факты. И мало кто из них может согласиться с историей, подтверждение которой они не видели своими глазами, вот так просто, безо всякой причины.

Детям было известно о ней через пересказы старших, а те, в свою очередь, считали, что это просто легенда. И лишь правители стран знали, что этот “миф” – истина, и ничего кроме неё. Это была самая чистая правда, из всех возможных, ведь ген драконов передавался из поколения в поколение, а посему все главы стран были как на подбор: искренние, мудрые и заботливые. Как бы то ни было, тогда от драконов у их потомков осталась лишь высокая температура, потому как внутри них всё еще горел тот неугасаемый огонь добра.

Так, в круговороте времени, короли передавали бразды правления своим старшим сыновьям, пока, однажды, не случилась беда.

Когда старший брат Гитленда, Леннон, взошел на престол, в душе младшенького зародилось зло. Тогда, он и сам точно не понял, почему именно ему захотелось убрать новоиспеченного короля с трона, но парень однозначно желал этого всем своим сердцем.

С раннего детства и до того дня, они были самыми близкими людьми друг для друга. Будь то стрельба из лука или же просто помощь в выборе новой книги – кронпринц неизменно находил время для брата. Старший всегда поддерживал младшего во всех начинаниях, а тот пытался как-то помочь в ответ.

Может, эта трагедия произошла из-за чрезмерной привязанности Гитленда к старшему брату, который не мог уделять столько же внимания как раньше. А, возможно, он просто считал себя лучшим кандидатом для управления страной и завидовал. Но, как говорится, факт остаётся фактом, и их судьбу уже никак нельзя изменить.

В тот момент, правитель соседней страны решает расширить свои земли за счёт Афилиса и использовать для этого смену власти – именно то время, когда держава наиболее уязвима. Он был непреклонен и даже знание того, что война – зло, а смерть – горе, не могло остановить жаждущего власти короля, который так настойчиво искал пути для завоевания близлежащих земель.

Под влиянием, охватившей Гитленда, злости, он осмеливается на отчаянный шаг: предательство. Тогда, связавшись с вражеским государем, принц принимает решение сделать всё возможное, что бы свергнуть нынешнего владыку страны.

Новый король безгранично доверял брату и рассказывал ему все свои тайны. В частности ту, что разработал проект, как ещё больше развить родную страну.

– И какой же у тебя план? – спросил младший братец.

– Я хочу создать летательный аппарат, который позволит людям парить в небе, как раньше драконам, а потом, если всё получится, можно будет продавать эту технику, тем самым повысив экономику королевства, – восхищенно высказал свой замысел старший и продолжил разбирать бумаги, касающиеся его исследования. – Однако, думаю, поначалу народ будет против всего этого, – чуть погрустнев, немного тише добавил он.

– Почему ты так считаешь? – поинтересовался Гитленд, постепенно продумывая свои действия.

– А ты разве не осознаешь, в чем причина? – молвил Леннон, зная, что младший всё прекрасно понимает, но получив в ответ лишь тишину, продолжил: – Закон жизни в том, что ничто в этом мире не вечно. Всё меняется, и те, кто поддержат эти перемены – выйдут победителями, а проигравшие так и останутся жить в прошлом. Благодаря правлению предыдущих королей, наш народ покорил землю, огонь и воду. Неужели мы остановимся на достигнутом и даже не попробуем властвовать еще и над воздухом?! Я на все 100 % уверен в том, что люди способны на всё, и, возможно, даже на чуточку большее. Но толпа упорно продолжает верить, будто это и впрямь невыполнимо. Общество страшиться перемен, боится неизвестного, но если их поведет революционный правитель – они могут сделать даже невозможное!

– Брат, неужто, ты настолько сильно убежден, что смертные смогут летать? – не доверяя собственным ушам, уточнил младший, – Это же такие обычные, ничем непримечательные, слабые существа. Как они могут парить в воздухе, даже не имея крыльев?!

– А кто сказал, что крыльев не будет? – с легкой усмешкой сказал король, на что принц лишь раздраженно фыркнул и затих.

Раньше, когда их мать была еще жива, Гитленд обожал ранней весной сидеть с ней в саду и, под щебетание птиц, слушать ее чудные рассказы о драконах, которые дарили мальчику капельку магии в этих серых буднях и переносили его в другой мир.

У королевы Амелии были каштановые прямые волосы и светло-голубые глаза, напоминающие чистое небо в летнюю пору. На голове у нее неизменно имелась корона, а сама женщина всегда одевалась в платья только светлых тонов. Будто ангел, спустившийся с небес, она приносила в их мир лишь тепло и доброту.

Отец же, хоть и любил своих сыновей одинаково, больше времени всегда уделял наследнику, занимаясь с ним разными предметами и обучая вести дела. Когда королева умерла, для младшего принца это стало очень серьезным ударом, что впоследствии кардинально переменило его характер. Грубый, несдержанный, постоянно фыркающий и закатывающий глаза – именно таким он рос, имея поддержку только в лице брата, с коим был полной противоположностью. Время прошло, а привычки никуда не делись, именно поэтому, не скрывая своей радости, в том, что наконец нашел нужный чертеж, Леннон произнес:

– Знаешь, если бы ты только что так не сделал, я бы мог предположить, что тебя подменили, но теперь, хвала Богам, – могу быть за тебя спокоен.

– Спокоен? – неосознанно переспросил Гитленд, переживая, правильно ли он поступает, предавая брата, который продолжает заботиться о нем.

– Да, в конце концов, за последние 15 лет я понял, что если мой младший братец не грубит, значит с ним что-то не так, – с улыбкой ответил король. – Я надеюсь, что ты сможешь сохранить мой проект в тайне, – уже серьезно сказал Леннон, сидя в своем кожаном кресле, – потому что, как ты и сам уже знаешь, это довольно сложно и рискованно. Люди должны узнать об этом только когда всё будет готово, а иначе они могут поднять бунт, ведь никто из королей такого никогда не делал. И так, могу ли я на тебя положиться?

– Конечно, – с кривой улыбкой ответил Гитленд, стоя у рабочего стола брата, заваленного разными чертежами, и размышляя о том, стоит ли использовать полученную информацию для поставленной цели или всё же отступиться от своих злых замыслов, – ты можешь всегда мне доверять.

***

С того момента прошло два дня. Уже целых двое суток младший брат правителя Афилиса не выходил из личных покоев. Уж целых две чертовых ночи он не сомкнул своих карих глаз. Его грызла совесть. Медленно, но верно, она пожирала парня изнутри и не давала покоя. Зашторенные окна не пропускали ни единого лучика света в обитель принца. Парень лежал поперек кровати, и смотрел в темноту. Различные думы посещали его темноволосую голову и отчаянно не хотели покидать ее.

«Что он делает со своей жизнью? Зачем на самом деле, он хочет свергнуть собственного брата? Почему он пытается разрушить то, к чему его самый близкий человек стремился с самого рождения? Какой вообще смысл во всём этом?» – разные, но касающиеся одной темы, мысли разрывали его на части, и он был не в силах прекратить думать об этом.

Понимая, что голова уже просто не может мыслить без свежего воздуха, Гитленд решил прогуляться по своему любимому саду. После столь долгого пребывания в кромешной темноте, как только он вышел на свет,  глаза принца защипало, а в голове закружилось. Переждав небольшое помутнение в своих очах и, сфокусировав взгляд, парень ожидал увидеть уже выученный наизусть пейзаж, однако в этот раз его внимание привлекло нечто новое в этой местности. Ясное небо, ярко-зеленая трава, море разнообразных красочных цветов и она…

Ослепительная незнакомка стояла и рассматривала насыщенно-желтые тюльпаны. Девушка и сама каким-то образом напоминала эти дивные цветы. Светлые, чуть вьющиеся волосы, аккуратный нос, немного пухлые розовые губы и прекрасные изумрудные глаза. Она не была похожа на здешних девушек, в ней было что-то такое, чего не было у других. Ей были присущи милые, в какой-то степени даже детские, черты лица и явная неиспорченность этим миром. Звонкий смех, который, казалось, невозможно забыть, раздался по всему саду, напомнив принцу, как весело смеялась его мать. Для него эта девушка стала кем-то вроде спасательного маяка в этом жестоком мире, ведь не позволила потонуть в мыслях, которые гложили его последнее время. С этого момента он тонул лишь в ее глазах. Эта девушка появилась в его жизни, словно ураган, который сметает все на своем пути, и точно так же исчезла, прихватив сердце юного господина с собой, даже и не сказав своего имени.

Жаль, что тогда принц не знал, что был безумно влюблен не в кого попало, а в одну из самых красивых девушек Афилиса, по совместительству будущую королеву этой страны, невесту брата. Шелли, а именно так её все и знали, была всеобщей любимицей, а значит кто, если не она могла стать законной правительницей?

Узнав эту шокирующую новость, Гитленд впал в неистовое отчаянье, плавно переходящее в ярость.

«Почему? Почему я всегда остаюсь один? Когда я вел себя хорошо и был примерным сыном, отец практически не обращал на меня внимания. После того, как я привязался к матери, она тоже покинула меня, уйдя на тот свет. Тот, кто обещал быть всегда рядом, стал королем и больше не общается со мной как раньше. И даже Шелли, почему не успели мы с тобой познакомиться, как и ты упорхнула от меня словно бабочка?» – размышлял младший, сидя в своих покоях.

Одиночество в его душе нарастало, а гнев, словно огонь, бушевал внутри.

– Всю свою сознательную жизнь я страдаю и не могу найти счастья, так с чего вдруг должен мучиться лишь я один? – смахивая со своих глаз одинокую слезинку, уже вслух проговорил он.

Слеза. Как давно принц уже не плакал? Прошло вот уж более 15 лет со дня смерти матери. Это был последний раз, когда по его щеке скатывались слезы, оставляя после себя соленые дорожки, а сейчас это ужасное чувство нагнало его снова. Если в тот момент характер Гитленда просто стал невыносимым, то на этот раз, зло полностью захватило его, а жестокий демон поселился внутри и направил парня по кривой дорожке.

Тогда принц принял окончательное решение: – несмотря ни на что, я сделаю так, что все, кто причинили мне хоть малейшую боль, поплатятся за это.

Будучи дочерью лучшего друга их покойного отца, Шелли начала частенько приезжать во дворец на выходных. Отношения у короля и гостьи, для которой дворец стал как родной дом, каждый день становились всё лучше и лучше, а злость внутри Гитленда захватывала его с большей силой.

Передав вражескому правителю сведенья о проекте брата по поводу, некоего «самолета», по столице начали появляться противники власти Леннона. Успешно придушив восстания и представив миру эту летающую машину, государь еще тверже укрепился в главенстве страны.

Конечно, Вы, мой дорогой читатель, можете подумать, что король просто не смог найти предателя и прекратил попытки, но всё не так просто. Правитель подозревал, что это был именно его младший брат, а когда нашел доказательства, решил, что, возможно, это было лишь временное помутнение рассудка и не будет его наказывать. Естественно, в глубине души государь прекрасно понимал, что его горячо любимый младший братец – предатель, но он также искренне надеялся, что всё это ошибка и ничего, на самом деле, не было.

Раз за разом, планы Гитленда рушились, и от этого он и бес, сидящий внутри, всё больше приходили в бешенство. Старший же, так и продолжал закрывать глаза на выходки младшего, пока в один день он не перешел все мыслимые и немыслимые границы.

Накануне свадьбы Шелли и Леннона, Гитленд обесчестил девушку, тем самым вызвав у короля впервые за всю его жизнь гнев. Правитель любил ее не меньше принца и берег, как зеницу ока, и вот младший нанес этот подлый удар. Узнав об этом и сердце, и разум главы страны заполнились ненавистью, и тогда всё, что он прятал глубоко в душе, вырвалось наружу.

Будто смерч, и никак иначе его не назовешь, Леннон сломя голову помчался расквитаться с обидчиком его невесты.

– Зачем? Зачем ты так поступил с ней?! – в бешенстве прокричал король, повалив брата на мраморный пол.

– Зачем? – с ядовитой ухмылкой и сумасшедшим взглядом повторил младший, а после получил неимоверной силы удар по лицу, – А разве сам не догадываешься? – сплевывая кровь и продолжая улыбаться, задал вопрос он.

Дьявол сделал свое дело. В глазах Гитленда отчетливо было видно, что принц не в своем уме. Он уже не боялся ни смерти, ни пыток. Ему стало глубоко плевать на всё происходящее вокруг, ведь он наконец сделал то, чего так долго желал. Теперь, ему больше не нужно было скрывать свои эмоции и тогда его мысли, скрываемые настолько долго как это только возможно, потоком полились на Леннона:

– Всегда самый умный, добрый, заботливый, преданный, талантливый… Ты просто раздражаешь своей идеальностью! – с презрением выплевывая каждое слово, говорил младший: – всеми любимый и признанный, один из лучших королей Афилиса, гордость отца. Почему только из-за того, что ты старше меня на каких-то два года, ты получаешь всё, что, только пожелаешь, а я должен отступать от своих желаний? Отчего, тебе достается всегда только самое лучшее, в то время как я никому и даром не нужен?! Почему твоей невестой стала именно та, что полюбилась мне с первого взгляда?!

– Ха! Полюбилась? У тебя сердце то есть? Как ты вообще смеешь говорить что-то о любви после того, что с ней сделал? Тебе самому от себя не противно?! Если бы ты любил её, то никогда бы не причинил ей вреда! Я столько раз прощал тебя, невзирая на то, что ты ставил мне палки в колеса, а ты так отплатил? Да ты хоть знаешь, что после того, что ты наделал, она даже пыталась покончить с собой?! – правитель уже не мог себя контролировать, а все его слова эхом раздавались по темным коридорам замка.

Перед глазами короля проносились воспоминания того, как он увидел, что пыталась сделать его возлюбленная. Шелли считала, что всё произошедшее лишь её вина, ведь она сразу не пресекла попытки Гитленда завоевать сердце девушки. Постоянные «случайные» встречи будущая королева воспринимала как сугубо дружеские и ничего более, однако для парня они несли совершенно другой посыл. Постепенно его увлечение переросло в зависимость, а после у него и вовсе помутился рассудок.

Смех. Сумасшедший хохот принца, больше похожий на злобный рев черта, заполнил холл, вызывая у короля настырное желание, прекратить это любыми способами.

Жуткая картина попытки самоубийства Шелли не исчезала из его головы ни на миг, всё больше разжигая в старшем брате, не утихавшее до этого пламя злости и ненависти.

Не имея при себе никакого оружия, он прямо зубами вонзился в шею принцу, а после безжалостно разорвал его на куски.

Вдруг, откуда ни возьмись, золотое свечение заполнило всю комнату, и перед Ленноном восстал король Афи. Прародитель драконов, самый сильный и справедливый из этих существ, грустно покачал головой, а после сказал:

– Как правитель, ты уже знаешь, что за всё в этом мире нужно платить. Ничего не дается просто так, и всему есть своя цена. Твой брат поплатился за свои грехи жизнью, и ты тоже расплатишься за жестокость. Я знаю, что ты много от него натерпелся, но твой способ мести был через чур даже для самого ужасного убийцы. Я сохраню тебе жизнь, ведь это самое дорогое, что дано тебе свыше. Однако, с этого момента, ты и твой народ будете прокляты. Так как ты уже почуял на своих устах кровь, то не сможешь без неё прожить и будешь зависим до конца своих дней. Теперь вы одержимы ею, и больше не являетесь потомками драконов, нынче вы принадлежите к вампирам!

Эти слова эхом раздались по всему королевству и породили людей, страдающих «вампиризмом». У них ужасная жажда крови и без неё они не могу существовать. Многие говорят, что их уже не существует, но кто знает, может они скрываются где-то среди нас…