№56 “Казка про гординю”

Казка про віру в чудеса

Сказка о гордыне, любви и стереотипах

Однажды, на окраинах Сахары проживал дикий народ, Пустынные  гадюки…
И в один день родился у женщины этого племени сын, названный Музафаром…
Мальчик с раннего возраста начал оттачивать владение оружием, доказывая отцу, что он достойный наследник…
Музафар любил проводить время с воинами племени, а они не прочь были научить чему-то мальчика, но больше всего Музафар любил Хирвата, лучшего воина племени. Он был помощником отца и когда тот уходил, Хирват часто оставался с мальчиком.

Это был обычный день. Музафар с Хирватом пошли на  охоту на стадо баранов, которое бродило у ручья, им нужен был вожак, а точнее, его руно. К десятилетию Музафара подарком должно было стать пышное руно барана. Охота прошла успешно и они уже возвращались домой, но было очень солнечно и пустыня сильно обжигала ноги. Мальчику было больно, он попросил Хирвата найти укрытие, чтобы отдохнуть.  Долго не думая, они зашли в пещеру и присели отдохнуть. На удивление, вместо каменистого пола здесь была плита, огромная, вытесанная прямо в скале плита. Подойдя к ней, Музафар прочёл,
– Кто перейдет через меня, если удержит груз, в награду тот получит себе в рукав могущественный туз…
– Хирват, Хирват! Иди сюда, смотри, попробуй ее сдвинуть – закричал мальчик воину.
– Что это? – задумчиво произнёс Хирват – “Снова загадки пустыни, ну-ка попробую… – с интересом сказал Хирват и принялся толкать плиту через точку опоры.
После некоторых усилий, плита поддалась и образовала проход, ведущий вниз по ступенькам.
– Я же говорил, Хирват, пошли вниз – восторженно произнес Музафар.
Спустившись, они увидели огромную площадь. Прямо в центре был пьедестал, освещаемый дырой, через которую свет падал только на него, а на нем была трость или же посох. Они решили подойти.
– Держись рядом и ничего не трогай – сказал Хирват и достал меч.
Они подошли к пьедесталу, это был скипетр. Ручка переливалась перламутровой сталью, а на конце, заключённый в кольцо из золота, был рубин, с кулак человека, Хирват медленно взял скипетр и отскочил от удивления, ведь в тот же миг услышал голос
– Я хранитель скипетра! Прочь отсюда! – с этими словами голос замолчал, но они услышали мерзкий стук костей друг о друга, услышали, как земля сыпалась и вдруг…
– Осторожно – закричал Хирват и лезвие клинка пронеслось над головой, разбивая череп мертвеца – бежим вверх, по лестнице! – отбиваясь уже от другого мертвеца – закричал Хирват. Поднявшись, они увидели, что их было все больше и больше. Добежав до конца лестницы, они выбежали сквозь проем в скале и захлопнули камень.  Путь домой был чист, они взяли барана и побежали домой. Скипетр отдали отцу, а Музафар получил свою накидку из шкуры барана.
Спустя 20 лет, Музафар стал статным юношей, на которого ровняли лучших воинов Пустынных гадюк. Каждый день он снова и снова просил отца, чтобы тот взял его с собой, в поход на караван.
И вот однажды отец согласился…

Темная лощина пустыни пугала свои мраком и тишиной, путники, уставшие от дневного зноя, наслаждались прохладным вечером и отдыхали от долгого пути…
– Мы вошли на земли Пустынных гадюк.- сказал проводник, – Если нам повезет, мы останемся в живых!

Но в ту ночь на пути в Фаюм не осталось ни одного верблюда…
После налета на караван, возвращаясь домой, отец говорил:
Знаешь Музафар, мы ведём себя так, как гласит название нашего народа, ибо каждую ночь как гадюка выходит на охоту, так мы выходим на караваны с целью пропитания и достатка…
Четыре воина шли на пути к селению и вели за собой двенадцать верблюдов, битком набитых провизией и золотом…
По прибытию в селение Музафару стало ясно, что он способен на большее, чем убивать купцов по ночам и пошел к отцу, чтобы тот благословил его в путь дальний, дорогу длинную…
– Отец, я долго учился владению оружием, езде верхом и стрельбе из лука, я думаю, что готов познать гнев пустыни и готов ступить на раскаленные пески Сахары.
– Сын мой, ты знаешь, что ты делаешь, пусть каждый оазис на пути одарит тебя питьем и кровом от палящего солнца, путь твой пускай будет полон свершений и побед.
На следующее утро отец подошел к Музафару и вручил ему скипетр, который они с Хирватом нашли в пещере много лет назад.
– Тебе он пригодится больше, чем нам – сказал отец и обнял сына.  Музафар взял своего верблюда, снаряжение и пошел…
Туда, где песок плавит метал, где солнце заходит за Нил, туда где он проявит себя..

Когда он прибыл в Фаюм, чтобы купить еды и воды, напоить верблюда и обновить экипировку.
По дороге к кузнецу, он увидел, как на пороге сидит широкоплечий, чернокожий юноша и явно грустит.
– Эй, что случилось? – спросил Музафар у этого человека.
– Кто ты? Чего тебе нужно от меня? Ты тоже хочешь лишить меня единственного, что у меня осталось? … Свободы…
– Нет, я хочу помочь, мне нужен оруженосец, я иду бороздить Сахару, иду покорять солнце. Я Музафар, а тебя как звать? – протягивая руку, сказал Музафар и улыбнулся в недоверчивое лицо юноши.
– Я Шакил, я пойду с тобой, выбора у меня больше нет, мои родители мертвы, а дом згорел дотла. С осадком и горечью сказал Шакил, поднявшись с поребрика.
Выйдя из Фаюма, они направились в  Мемфис. По дороге они разговорились и тема дошла до скипетра:
– Что это за железная трость у тебя в рюкзаке? – спросил Шакил.
– Однажды я нашел вот этот скипетр в пещере и до сих пор не знаю, что это – доставая скипетр, произнес Музафар.

Долго ли, коротко ли, шли они по пустынным холмам, как вдруг видят, кучка разбойников напала на девушку, везущую в своей телеге бутыли яда, на продажу алхимику…
С мыслями: “Может алхимик знает ответ? “, Музафар и Шакил решили  помочь девушке. Музафар было хотел мчаться в драку, так как было очень далеко для стрельбы из лука, но Шакил одним метким выстрелом из лука прострел голову одного из них.
Других уговаривать не пришлось, сами поняли, что к чему и испарились, как вода в пустыне…
– Кто вы такие и зачем спасли меня, неужто не хотите забрать мой хлеб? – спросила девушка..
– Нет, я желаю видеть алхимика,- сказал Музафар,- А вот ты нас к нему отведёшь, думаю эти сосуды с ядом как раз для него…
После недолгого разговора, Анона, так звали девушку, согласилась…
На следующее утро они уже были у дома алхимика.

Купол медной обсерватории, ярко блестел и отражал солнечные лучи…
Был полдень, стоял страшный зной и путники уставшие, постучались в дверь…
– Открыто! – проскрипел дряхлый голос старика…
– О, это ты Анона, дочь моя, привезла, что я просил?- обрадовавшись прибытию дочери, уже с большей мягкостью в голосе проговорил старик…
– На меня напали разбойники, но эти юноши спасли меня, они очень хотят поговорить с тобой, отец – сказала Анона, показывая взглядом на Музафара, помогавшего  разгружать яд.
После длительной беседы, алхимик узнал про скипетр, и принялся рассказывать легенду…
– Однажды много веков назад, жил один человек, Галиф, он был очень горд собой и всегда выдвигал себя выше всех. И вот в один день на селение, где он жил налетела стая мантикор, разнося все на своём пути. Самолюбивый Галиф ринулся в бой с таким же презрением, с каким смотрел на людей…
И вот после смерти последней мантикоры он был ещё больше горд собой, да так начал хвалиться, что встревожил богов…
Решив, что он очень опасен для них они заточили его сущность, мерзкую и противную, в скипетр, который ты держишь в руках…
С тех пор этот скипетр зовётся, Жезлом Порабощения, ведь смог поработить в себе человеческую гордость…
– Но зачем он мне нужен? – спросил Музафар у алхимика…
– В пещере мантикор, на севере Сахары есть спрятанные письмена, прочитав которые над жезлом, можно получить его мощь…
С благодарностью Музафар уже было хотел садиться на верблюда и пойти туда на север, к заветной пещере, как вдруг старик сказал…
– Возьми мою дочь с собой, она хороший целитель, поможет тебе, если будешь ранен…
– Это ее выбор, если захочет, пускай идёт следом…
С этими словами он покинул дом алхимика вместе с Шакилом, опьяненный желанием силы и власти….
Через несколько дней Музафар и Анона были на пол пути к Ракоти́сскому ущелью, где и была пещера с письменами…
Они зашли в Мемфис чтобы перевести дух верблюдов и обновить провизию…
– Музаффар, что ты сделаешь, когда получишь силу жезла? – спросила Анона, когда они шли по рыночной площади в поисках торговца снадобьями…
– Не знаю, я никогда не имел власти. Мой народ – свободолюбивое  племя на Юге Сахары…
Там нет ни законов, ни правил только устав, гласящий, что все равны, что каждый, нарушивший устав, будет наказан…
Только сейчас я начал понимать, что власть – это зло, что я гонюсь за превосходством, получается – я нарушу устав…
С этими словами он умолк и больше не вымолвил ни слова, пока они не пришли обратно к верблюдам…
– Знаешь, я скорее не желаю власти и богатства, я просто хочу доказать себе,  что могу чего то добиться…

Был уже вечер, но Анона и Муззафар до сих пор молчали, Шакил понимал, в чем дело, и чтобы скрасить обстановку, решил устроить привал. Путники согласились, они разожгли костер и принялись жарить мясо.
Было ещё рано, но звёзды уже заполнили небо и Шакил вспомнил мать, вспомнил сестрёнку, как она пела им песенку…

-Ты своим не поверишь глазам,
Ждут тебя впереди приключений каскад,
Ты готов?

Открывайся Сезам!
Арабская ночь!

Волшебный Восток!
Здесь чары и месть

Отвага и честь,
Дворцы и песок,

Мой дивный восторг,
Мой сказочный край,

Здесь яд и булат

Погибель сулят,
Смотри не зевай.

Хоть лукав и жесток,
Но прекрасен Восток.

Наточи свой клинок и вперёд,
Пусть ковёр самолет от забот унесёт,
На Восток, куда сказка зовёт!

Муззафар и Анона взялись за руки, им было хорошо. Шакил уснул, они тоже уснули, уснула и пустыня.

На утро следующего дня они уже были в Гизе, за которой уже находилось Ракоти́сское ущелье…
Прекрасные пирамиды возвышались вдали, не подавая признаков жизни и смерти, вокруг них как будто все замерло, там гулял лишь ветер…
– Вот это место…- с непоколебимой уверенностью сказал Музаффар, поворачиваясь к Аноне.
– Я люблю тебя и не хочу чтобы с тобой что-нибудь случилось, я больше не держу тебя, ты можешь идти. – сказал Музафар, сдерживая грусть.
– Мы столько пережили вместе, ты спас меня тогда, теперь моя очередь – гордо сказала Анона, спрыгивая с верблюда…
– Ты нужна отцу, возвращайся…
– Ни за что – перебила Музафара Анона…
Здесь я нужна больше – сказав это, она поцеловала его и пошагала в сторону ущелья…
Посмотрев в сторону Шакила, он увидел лишь искреннюю улыбку и подмигивание намекающие на то, что все будет хорошо.
Вход в пещеру был огромным, поэтому они без труда нашли его и вошли внутрь…
– Раньше это помещение, видимо, было сокровищницей…
Сказала Анона, разглядывая диковинные сундуки и землю, усыпанную драгоценностями…
– Нет, это возношения Мантикоре…
Видимо из-за налетов, жители Ракотиса отчаялись и решили преподнести дар кровожадному чудовищу. – сказал Шакил.
Обойдя весь верхний этаж, на котором были сундуки и золото, они спустились вниз по весьма большому тоннелю, откуда доносилось свирепое сопение.
Спуск вниз был долгим, порой извилистым, но звук слышался все отчётливей и отчётливей…
Каждый шаг отдавался небольшим эхом…
И вот, наконец, они вошли в зал, в котором сопение приобрело эффект такой приближённости, что казалось они стоят прямо перед чудовищем…
Готовясь к нападению, лезвие двуручного меча сверкнуло из ножен, а тетива лука натянулась.
Они не знали чего ожидать…
И вдруг перед ним появилась Мантикора, но ничуть не взволнована или взбешена их приходом, ровным счётом ей было наплевать…
– Вы же пришли за этим – басистым рыком прогремело эхо по залу, когда Мантикора указала на стену с письменами…
Герои были в ступоре… Раскрыв широко глаза от удивления, не могли понять в чем дело…
– Да, я умею говорить… – с небольшой иронией продолжила Мантикора…
– Люди боятся меня, приносят мне эти безделушки – сказав это, она высыпала из когтистой лапы пригоршню рубинов, бросив их на пол перед гостями…
– Мне нужно лишь общение… Но стереотипные мнения по поводу моих предков убеждают людей в обратном… – уже с заметной горечью продолжила Мантикора, встав на все четыре лапы….
– Вы же пришли меня убивать – обратилась она к Музафару и его спутникам, которые до сих пор не могли пошевелиться от удивления…
– У вас ничего не получится. Это я так, на всякий случай, вдруг кто-то захочет испытать мои нервы…- уже лукавым тоном произнесла Мантикора…
Она подошла к стене и сняла пергамент, на котором были письмена…
Подошла к  уже более-менее пришедшим в себя гостям и сказала…
– Неужели вы пришли именно за этим клочком пустого пергамента? – обратилась она к Музафару…
– Не ужто столько пережили, чтобы вот так все просто? – облокотившись о близлежащую скалу, продолжала Мантикора…
– Но, но… Как же жезл, как же легенда?
Спросил Музафар с  удивлением….
Это все придуманные человеком сказки, чтобы показать кто есть герой, а кто есть антигерой…
– И вот выходит антигерой это я – с прискорбием, продолжала Мантикора…
– Я не ведала дружбы, добра, любви…
Только ненависть, за что? Я тоже живое существо, как и вы…- чуть ли не плача продолжала Мантикора, загнав своим поведением в тупик всех присутствующих.
Музафар, не растерявшись, сказал ей…
– Давай дружить – выкинув при этом меч фута на два от себя…
– Весь мой народ живёт так, но я знаю, так нельзя, нельзя верить в то, что говорят, нужно верить в то, что ты знаешь…
Люди часто склонны делать ошибки, в этом и прелесть их существования, каждый человек делает ошибку за ошибкой, а другой исправляет ее…
Это замкнутый круг, отсюда и понятие стереотип…
И вот, пожалуйста, мы его разрушили!..

А теперь вернёмся к самой сказке, что же хотел донести автор?
Цель – сказать, что у каждого свой путь, будь ты герой или антигерой.
Каждый сам решает, кем ему быть, и кем ему суждено стать.
Как сказал однажды один человек, если у других получилось, то и у тебя получится, а если у них не получилось – будешь первопроходцем…
Думаю, каждый закончит эту сказку по своему, кто-то оставит все как есть, кто-то пойдет в сторону комедии, кто-то в сторону драмы.
Но для меня концовка такова:
Музафар и Анона счастливы, а Шакил летит на Мантикоре и разбрасывает золото по всей Сахаре…

Казка про віру в чудеса

Одним літнім днем ​​на площі, біля парку, малював картину художник-віртуоз…  Його рухи були наповнені впевненістю і готовністю створити шедевр, він радів і в той же час був дуже задумливий… В одну мить натовп, що стояв навколо творця, завмерла в очікуванні кінця виступу… Кожен був готовий побачити яскравий пейзаж або ж красивий портрет … Але раптом він відійшов від мольберта, на якому була намальована плутанина, всі були здивовані … Як же так, де ж картина, де красиві візерунки, пейзажі або люди?… Але там були тільки каракулі… Всі розійшлися … І тільки одна дівчина задумливо залишилася дивитися на картину. Вона довго думала, що на ній зображено, але ніяк не могла зрозуміти …
Вона підійшла до художника і запитала: – Вибачте, а що все-таки повинно було статися? – Цього, на жаль, ніхто не дізнається, адже всі розійшлися …

– Але я ж тут, скажіть мені! – Скажу не я, а хмари … Хоч це і був сонячний день, на небі хмарилося, пустився легкий грибний дощик на місто, на людей і на полотно з карлючками … Дівчина з подивом дивилася на полотно, на якому промальовувалися  риси обличчя … “Але як, як це?” – подумала вона. Це було її обличчя, усміхнене під сонячним небом … Вона хотіла розпитати художника, як він це зробив … Але було вже пізно, його капелюх вже зник … А подібне диво можна побачити тепер на шоу талантів в будь-якій країні …

Чудо трапляється з тим, хто в нього вірить…