№58 Невероятно, но…

Невероятно, но

 

Глава 1

Сегодня целый день стояла ненастная погода. Я сижу дома и перебираю старые книги. За окном творится что-то неописуемое. Огромные потоки воды падают на землю, сильный ветер превращает их в водоворот. Из-за сплошной пелены дождя очень трудно разглядеть улицу. Мерцающие фары машин еле видны. А я сижу в тепле и уюте, попивая горячий чай, и любуюсь чудом, происходящим за окном. Неожиданно раздается звонок в дверь. И кому это могло взбрести в голову придти сейчас ко мне в такую погоду? Звонок был долгим, без пауз, прервавшийся лишь один раз. Так звонил только один человек из всех моих знакомых – Барни. Я открыл дверь, и, действительно, это был он.

– Какими судьбами, дружище? – спросил я.

– И тебе привет, – с улыбкой на мокром лице ответил Барни, – я собирался съездить на озеро, покататься на лодке, но так и не доехал до него. Думал, смогу переждать дождь в кафе, но понял, что это не лучшая мысль, а, учитывая, что непогода застала меня возле твоего дома, отправился к тебе.

– Ну, вот и отлично. Проходи.

Честно говоря, я был рад приходу друга, так как давно хотел поделиться с ним информацией, которая меня крайне заинтересовала.

– Ты знаешь, Барни, я недавно прочитал, что в Национальном парке Дартмур, графства Девоншир, среди знаменитых Гримпенских торфяных болот открыли местечко под названием «Баскервиль Холл». Выглядит оно в точности, как описал Конан Дойль, и говорят там обитает настоящая собака Баскервилей, – начал было я свой рассказ.

– И ты предлагаешь нам туда съездить? – загорелся предложением Барни.

Вам следует знать несколько вещей о моем друге. Он цепляется за любую идею, которая ему понравится, и пытается воплотить её в жизнь всеми способами. Это очень энергичный и весёлый молодой человек, правда, слегка легкомысленный и беспечный. Барни, как и я, учится в университете, где мы с ним и познакомились, никогда не унывает и обожает приключения. Внешне мы с ним довольно похожи, а вот характеры у нас различаются. Наверное, мы и подружились потому, что Барни нужен был некий тормоз в его неуемных желаниях попадать в экстремальные ситуации.

– Всё, решено. В конце недели выдвигаемся в путь.

Я понял, что мой товарищ настроен решительно, а, зная Барни, иного я и не ожидал, поэтому с готовностью согласился. К тому же он был обладателем небольшого подержанного автомобиля «Остин-Мини», что добавляло плюсы к нашему предстоящему путешествию.

В следующую пятницу, едва досидев до конца лекций, мы, преодолев более двухсот миль, уже к вечеру добрались до Баскервиль Холла. Обстановка в доме была идентична той эпохе, в которой обитал Шерлок Холмс.

В заметке, благодаря которой мы решили посетить это место, говорилось, что основное представление происходит ночью, поэтому гостей размещают в специально оборудованных комнатах. Мы с Барни делили один номер на двоих. По соседству с нами жило еще несколько семей. Всех обитателей старинного поместья пригласили к ужину, после чего дворецкий – точная копия Бэрримора из «Собаки Баскервилей», выдал нам карту окрестностей и с улыбкой пожелал спокойной ночи.

Вместе с остальными почитателями таланта Конан Дойля, решившими провести ночь среди болот Гримпенской трясины, мы с Барни проследовали в темноту леса, начинавшегося сразу же за поместьем. На тропинке виднелись следы ботинок, судя по всему, принадлежавших Чарльзу Баскервилю. Памятуя о том, какая участь его постигла, нам сделалось жутковато. Мы двинулись дальше и вдруг наткнулись на отпечаток тела. Как это показывают в детективных фильмах, его конуры были обведены белым. Вдруг издалека донесся протяжный вой.

– Так, давай, пошли отсюда, – сказал я.

– Ты что, испугался? Идем, посмотрим, что там, – бравым голосом предложил Барни.

– Ну, нет! А если они решили настолько накалить обстановку, что завезли настоящего пса, да еще и Баскервиллеобразного? Вон, глянь! Умные люди уже возвращаются назад, – и я указал в сторону удаляющихся фигур некоторых посетителей.

– Да ладно тебе! Шоу только началось! Пошли дальше.

– Ну, смотри, если отпечаток моего тела будет рядом с этим, это будет на твоей совести.

И мы зашагали вперед. Вдали виднелось болото, а вой, хоть и с перерывами, был слышан всё сильнее.

Вдруг перед нами мелькнула гигантская тень. Когда моё сердце находилось на полпути к пяткам, Барни бросился вперёд и громко рассмеялся. От его заливистого смеха мне стало немного легче. Оскалив клыки, на нас уставилась собачья морда, которая издавала ужасающие звуки и немного двигалась. Устроители аттракциона воспроизвели довольно правдоподобную копию знаменитой собаки Баскервилей, изготовленную из материала, напоминающего собачью шерсть. Полюбовавшись данным зрелищем, мы отправились в обратный путь.

– Да, это представление меня порядком испугало, – признался я.

– Мне показалось, что ты уже был готов ринуться к покойному Баскервилю за помощью.

– Зато ты был само спокойствие, – польстил я мужеству Барни.

Вернувшись в номер, мы тут же завалились спать. Сквозь сон я слышал раскаты грома, очевидно, начиналась гроза.

 

Глава 2

Проснулся я рано и, поскольку Барни ещё спал, поплёлся в душ. За окном лил дождь. Когда я залез в ванную, прогремел мощный раскат грома, и толстый зигзаг молнии осветил все вокруг яркой вспышкой. Выключился свет, а на дворе продолжало грохотать, будто на небе колотили тяжелыми кувалдами. У меня заложило в ушах, душ выскочил из рук, я стал дёргать переключатель во все стороны, но вода продолжала литься большим напором. Я ринулся к двери, но, поскользнувшись, упал и потерял сознание.

Очнулся я у себя в кровати и, с трудом приоткрыв глаза, увидел Барни. Заметив, что я пришел в себя он начал говорить:

– Фух, наконец-то ты пришел в себя. Ты меня так напугал. Я просыпаюсь, захожу в ванную, а там воды по щиколотку, и ты лежишь без сознания.

– Спасибо,- прошептал я.

У меня жутко болела голова, но я все-таки поднялся. Наверняка, пора было спускаться к завтраку.

– Пойду попрошу, чтобы нам еду принесли в номер, – сказал Барни и направился к администратору.

Я подошел к окну, но не узнал раскинувшийся пейзаж. Вместо леса подо мной пролегала улица. По ней ходили люди в каких-то странных костюмах из прошлого века. Я подумал, что это у меня из-за сильной головной боли. Но тут распахнулась дверь, и влетел Барни. Глаза его были наполнены растерянностью и страхом. Он подбежал ко мне и затараторил:

– Это невероятно, это невероятно! Там происходит что-то ужасное. Баскервиль Холл пропал. Бэрримор тоже пропал. Там всё поменялось, всё постарело и абсолютно изменилось. Я выбежал наружу, но там все ещё хуже. На улице куча людей и все одеты по моде прошлого или даже позапрошлого века. Я как будто попал в учебник истории.

Немного помолчав, он добавил:

– Это старый Лондон. Всё очень похоже на то, как его изображают в кино.

Я его слушал внимательно, но не мог поверить ни одному слову. Думал, он надо мной подшучивает. Но для такого розыгрыша Барни выглядел слишком испуганным.

– Подожди, успокойся. Пойдём вместе всё посмотрим.

Мы спустились вниз.

– Послушай, может это все-таки продолжение аттракциона? – с надеждой в голосе спросил Барни, – хотя почему, и, главное, каким образом нас перевезли в Лондон? И куда делся мой автомобиль?

Но, выйдя за пределы дома, я убедился, что на улице всё было так, как рассказывал Барни. На нас недоуменно поглядывали, скорее всего, из-за нашего одеяния. Мы подошли к мальчишке, который продавал утренние газеты.

– Свежие новости, невероятная находка учёных. И будет ли, наконец, порядок на наших улицах. Это всё вы узнаете из газеты «English Breakfast».

– Дай-ка нам одну, – сказал я.

– Пожалуйста, сэр. С вас два фартинга.

– Вот это да! Фартинги! Да они ведь полностью вышли из обращения еще в 1971 году, – тихо сообщил я Барни. Учился я на факультете истории и потому неплохо разбирался в этом периоде времени.

В кармане у меня лежало несколько мелких монет, и я, выловив одну, протянул мальчишке. Он, видимо, приняв нас за иностранцев, заинтересованно покрутил монету перед глазами, потом, решив, что обмен равноценен, вручил мне газету.

Отойдя на пару шагов, я взглянул на дату и покрылся холодным потом.

– Барни, смотри, – я медленно протянул ему газету.

– 1912? Этого просто не могло случиться! – вскрикнул он.

У меня всё ещё оставалась слабая надежда на розыгрыш, и, что к нам вот-вот выйдет человек и скажет, что где-то здесь скрытая камера, и куда нам надо посмотреть и улыбнуться. Но если это и был розыгрыш, то он явно затягивался.

– Но, как такое может быть? – с испугом в голосе все время повторял Барни.

– Я понятия не имею. Хоть мы с тобой и смотрели множество фантастических фильмов с перемещением, но стать их героем в реальной жизни я бы не хотел. Ладно, раз такое приключилось, нам лучше раствориться в толпе, и не выглядеть этакими пришельцами из будущего. Думаю, для начала следует  приодеться по нынешней моде. Давай зайдём вон в то ателье. А после подумаем.

По улицам медленно передвигались недавно изобретенные далеко не быстроходные автомобили. Извозчики сновали туда-сюда, дамы расхаживали в пышных платьях. Здесь же бегало большое количество беспризорников, которые еще больше погружали нас в прошлое.

В ателье мы выбрали два костюма попроще.

– Ну, и как же нам здесь расплачиваться? – тихо спросил я у Барни. – Доказывать, что лет через шестьдесят эти деньги можно будет запросто менять на товары?

Барни внимательно оглядел себя, потом меня, и его взгляд остановился на моей шее, которую обхватывала золотая цепочка, – мой подарок самому себе на недавний день рождения. Делать было нечего, я молча расстегнул застежку, и Барни, выйдя из примерочной, направился делать бизнес. Что уж он там наговорил хозяину ателье, я не знаю, но костюмы нам разрешили забрать, да еще и кое-какие карманные деньги у нас появились.

Не сказать, что мы чувствовали себя комфортно в новой одежде, но цель была достигнута, – привлекать к себе излишнее внимание мы перестали. Стоило подкрепиться, и я вспомнил, что на первом этаже гостиницы, в которой мы очутились, располагалась кондитерская.

Не успев усесться за столик, мы увидели хозяина, бежавшего к нам принять заказ. Ограничившись чаем с домашним пирогом, и, окинув взглядом помещение, в котором очутились, мы с Барни оторопели.

В углу за столиком сидела девушка. И не просто девушка, а девушка, на которой были надеты вытертые джинсы и футболка с надписью AC/DC. Но, самое главное, мы узнали в ней соседку, которая жила рядом с нашим номером в Баскервиль Холле.

– Неужели вместе с нами в прошлое перенесся ещё кто-то? – с удивлением произнёс я.

– Я даже знаю кто. Показать? – рассмеялся Барни, – пошли, подойдём. А то ей вообще не повезло. Мы-то хоть вдвоем, а она сама.

– Ну, пошли, если она вообще поняла, где очутилась. А то с конспирацией она точно не дружит.

И, захватив свою еду, мы направились к угловому столику.

– Привет из будущего! – начал Барни.

–  Да тише ты, чего пугаешь бедную девушку? Здравствуйте. Вы нас помните? Мы из соседнего номера.

Она медленно подняла голову и внимательно осмотрела нас. На ее лице начала появляться улыбка, а голубые глаза перестали быть такими грустными и немного повеселели. Поправив каштановые локоны, упавшие ей на лицо, она несмело произнесла:

– Вы тоже из будущего?

– Значит, вы поняли, что здесь произошло?

Она кивнула головой.

– Ну, то, что нас трое – это уже хорошо. Все-таки будет легче.

– А как вас зовут? – поинтересовался Барни.

– Кэтрин.

– А ты не могла бы подробней рассказать, как ты поняла, что очутилась в прошлом? – спросил я.

– Могу. Я даже могу рассказать, почему это случилось с нами. Утром была сильная гроза, очевидно, она и  была основной причиной перемещения. Скорее всего, в Баскервиль Холле отсутствовал громоотвод. Поэтому, когда молния ударила по нашему дому, временные линии под воздействием сильного разряда соприкоснулись, и нас выбросило в прошлое. С таким же успехом мы могли очутиться и в будущем. Но мы оказались в той временной воронке, которая вела в прошлый век.

– Да, недаром пишут, что Гримпенские трясины – самое аномальное место Англии. Над ними так и кишат всевозможные НЛО, – с умным видом произнёс Барни.

– Я извиняюсь, но откуда ты обо всём этом узнала? – спросил я у Кэтрин.

– Точно об этом никто не знает, но существуют некоторые догадки. А я просто интересуюсь этим.

– Тогда нам очень повезло, что мы тебя встретили.

– Да, остался только всего один простой вопрос, – заметил я.

– Тебе повезло, у тебя всего один вопрос, а у меня их целая куча, – ответила Кэтрин, – но, может, я смогу ответить на твой?

– Если бы ты смогла на него ответить, было бы просто замечательно. Как нам отсюда выбираться?

– О-о-о, ну это же очень просто. Нужно просто подождать молнии, добиться того, что бы она нас шандарахнула и надеяться, что это вызовет изменение временных полей. Я всё правильно понял, мисс профессорша? – с издёвкой в голосе присоединился к разговору Барни.

– Ты, кстати, прав. Таким образом, можно вернуться, но это не очень надёжно, – не обращая внимания на насмешку, ответила Кэтрин.

– Кстати, мы ведь так и не представились. Я – Дэвид.

– Ну, а я – Барни.

– Вы, наверное, братья? – спросила Кэтрин.

– Ну почему все считают, что мы похожи? – возмутился Барни, – разве не видно, что я на 2 сантиметра выше, и волосы у меня светлее, да еще и имеют привлекательную волнистость, не то, что у этого, – указал он в мою сторону, – торчат во все стороны.

– Зато всем нравятся мои голубые глаза, – огрызнулся я.

Во время нашего непринужденного разговора взгляд Барни остановился на шее Кэтрин, а, вернее, на золотой цепочке, которая ее украшала. Она была больше и толще моей, к тому же на ней висел золотой кулон.

– Мы тут познакомились с одним бизнесменом, занимающимся скупкой золотых изделий, – начал Барни, – в общем, если не хочешь вызывать подозрений и как-то питаться, придется и тебя с ним познакомить, – сказал он Кэтрин.

Оказалось, что она и сама уже подумывала, где бы раздобыть денег, поэтому, угостив ее чаем с пирогом, который по нашей просьбе был незамедлительно доставлен хозяином, все вместе мы отправились в уже знакомое ателье.

Хозяин встретил нас с распростертыми объятиями, видимо, считая, что у нас неисчерпаемый запас золотых изделий. Кэтрин быстро выбрала себе несколько платьев, и мы направились домой.

Пока шли по улице, я всё время пытался понять, что привлекло мое внимание в утренней газете? Втроем мы вошли в наш номер, и тут мой взгляд остановился на висевшей на стене картине с изображением корабля.

– «Титаник»! Статья, статья, женщина! Барни, ну что ты смотришь, помнишь, ты же читал.

Мои друзья смотрели на меня с испугом.

– Спокойно, со мной все в порядке. Сейчас объясню. Я придумал, как нам выбраться отсюда. «Титаник» отправился в свое путешествие в 1912 году, правильно?

– И ты предлагаешь нам отправиться в это счастливое плавание? – перебила меня Кэтрин.

– Да нет же, дослушайте до конца. Барни, помнишь, мы читали статью о женщине, которую нашли в Атлантическом океане, она говорила, что с «Титаника»? И это, кстати, подтвердили. Если она смогла переместиться в будущее, то и у нас получится. Нужно будет найти её и держаться рядом.

– Подождите, то есть перемещение в будущее уже существовало? – спросила Кэтрин.

– Слушай, ну, ты должна знать, ты же всё знаешь в этой сфере. Эту женщину, по-моему, в 1990 году подобрало норвежское рыболовное судно. Она была одета по моде начала 20 века. Когда её нашли, она заявила, что потерпела кораблекрушение на «Титанике», постоянно твердила, что там люди и их надо спасать. По её мнению, после катастрофы прошли немного более суток. Учёные не могли ничего объяснить. Но, подняв архивы, обнаружили, что женщина, которую нашли, действительно была пассажиркой «Титаника». И она находилась в списках погибших. А в сумочке у этой женщины нашли билет на корабль. А вот имя этой женщины? Барни, ну мы же вместе это читали, вспоминай.

– Э-э-э, кажется… По-моему, что-то такое детское. Винни! Да, точно, Винни! Как у Винни Пуха.

– Так, стоп, ребята. То есть вы хотите сознательно поплыть на «Титанике», зная о предстоящей катастрофе? А если мы не найдём эту женщину? А если ещё что-то? И это получается, мы попадём в 1990 год? А если эта статья неправда, и мы просто утонем?

– Ну, во-первых, 1990 год не так уж и плох, по крайней мерее, в сравнении с 1912. Во-вторых, были сообщения о том, что находили еще кого-то с «Титаника», по-моему, младенца и даже капитана, при этом не в 1990, а в иные годы. Так что у нас есть шанс попасть и в какой-то другой временной промежуток. Ну, и, наконец, кто не рискует, тот и в будущее не попадёт, – убеждал я своих друзей.

– Если выбирать между потенциальной смертью и жизнью, хоть и в другом веке, то я скорее за жизнь, не сдавалась Кэтрин.

– Ты что, хочешь остаться здесь самой? А на что ты жить будешь? А если дело только в страхе, то, – я посмотрел ей в глаза и твёрдо сказал, – мы обязательно вернёмся, я обещаю. А я всегда держу свои обещания.

– Ладно, давайте ближе к делу. Где мы возьмём билеты на «Титаник», и из какого города он отправлялся? –  согласилась Кэтрин.

– Из Саутгемптона, – с видом всезнайки произнёс Барни.

– А какое сегодня число? Мы успеем купить билет?

– Сегодня 31 марта, – вспомнил я дату в газете.

– А «Титаник» отправляется 10 апреля. Билеты могут быть уже раскуплены. Надо немедленно найти кассу пароходства. Идемте скорее.

 

Глава 3

Расспросив хозяина кондитерской, куда нам следует идти, чтобы приобрести билеты на океанское турне, мы отправились в указанном направлении.

– Ребята, мы совсем забыли про деньги. У меня наличных осталось совсем ничего, а карточки здесь пока еще, увы, не принимают, – попытался пошутить Барни.

– У меня еще 20 гиней осталось от моего колье, – сказала Кэтрин. – Интересно, сколько стоят самые дешевые билеты?

Наконец мы добрались до пароходных касс. Как гласила информация в объявлении, висевшем на стене, оставались билеты только в каюты третьего класса, стоимостью 7 гиней. Для нас это было спасением.

– Нам, пожалуйста, три билета, – обратился я к кассиру, – И вы бы не могли нам помочь? Дело в том, что я ищу своего друга, а он тоже плывёт на «Титанике». Но я не знаю, в какой он каюте. Вы не могли бы подсказать, где можно ознакомиться со списками пассажиров?

– Это вам надо в пароходство. Из всех касс списки людей отправляются мистеру Джонсону. Вы можете обратиться к нему.

– Спасибо большое, а где находится это пароходство?

Выслушав объяснения кассира, мы прямиком направились туда.

Здание пароходства было большое, массивное, с высокими колонами. Мы подошли к стойке, расположенной у входа, и заговорили с сидевшим там мужчиной:

– Добрый день! Не подскажете, где нам найти мистера Джонсона?

– По коридору направо, – сухо ответил он.

Мы с Барни направились к указанному кабинету. Постучав и услышав положительный ответ, мы вошли. Комната по периметру была уставлена шкафами. У окна стоял стол, за которым сидел, очевидно, сам мистер Джонсон.

– Здравствуйте, мистер Джонсон. Мы к вам пришли с одной просьбой.

И я в точности рассказал историю, которую ранее поведал кассиру.

– Да, думаю я смогу вам помочь. Как зовут вашего друга?

– Э-э-э, Роберт Карлсон, – сказал я.

Он встал и, подойдя к одному из шкафов, достал толстую книгу.  Пока Мистер Джонсон стоял к нам спиной, а я всеми способами пытался еще больше закрыть ему обзор, Барни быстро, но плавно подошел к окну и тихо открыл шпингалет.

Пролистав толстую книгу, и, водя пальцем по фамилиям, мистер Джонсон сказал:

– Такого в списках пассажиров нет.

– Да? Ну, возможно, он ещё не купил билет. Ладно, спасибо большое, всего доброго.

В холле нас ожидала Кэтрин, и мы отправились домой.

– Я выяснила, пароходство работает до 19:00. А у вас там что?

– Всё супер! Повезло нам, что кабинет этого Джонса на первом этаже. Барни открыл шпингалет, так что, будем надеяться, у нас всё получится.

– Тогда сегодня после закрытия идём туда опять.

 

Глава 4

И вот настенные часы пробили семь. Нам надо было успеть пробраться в кабинет до того, как туда попадут уборщики. Быстро пройдя по уже темным улицам, мы добрались до пароходства, обошли его сзади и нашли нужное окно.

– Давай Дэви, этот этаж хоть и первый, но не настолько уж и низко расположен. Подсади меня. А ты сам залезть сможешь? – спросил меня Барни.

– Вряд ли. Тут высоковато. Даже если ты поможешь мне сверху, ничего не выйдет.

– Тогда я полезу один, – сказал Барни.

– Лучше я. А ты мне нужнее будешь здесь, – ответил я.

– Точно справишься?

Я кивнул.

Барни стал в стойку, и мои ноги вмиг оказались на его руках. Я подтянулся на карнизе, толкнул окно, и забрался внутрь. Там было ужасно темно. Ощупью я пробирался к шкафу, в котором стояла нужная нам книга. А вот и она.

Вдруг дверь кабинета начала медленно открываться. Я тихо проскользнул по полу и забрался под стол. В кабинете зажегся свет. Всего человека, который вошел в дверь, я не видел, лишь только его ноги. Учитывая то, что на пол он поставил ведро, – это был уборщик. У меня хватило смелости открыть книгу и начать тихонько листать страницы. Вдруг в дверь кабинета заскочило еще два человека. Одного я сразу узнал по голосу, который громко выкрикивал:

– Он где-то здесь, я сам видел! Ага, вот он! – это был Барни.

Он схватил уборщика и прижал к стене с криком:

– Вот, это он, я сам видел!

– Да нет, ну что вы, это же наш уборщик, – говорил второй.

Тогда Барни начал ходить по всем углам и заглядывать приговаривая:

– Да здесь он, здесь.

Заглянув под мой стол, он сказал:

– Это же было в соседнем кабинете, ну конечно, это было рядом, я же сам видел.

Он начал выталкивать уборщика и второго человека за дверь.

– Да что вы делаете? Вы ненормальный? Покиньте это здание, – повысив тон, говорил второй.

Я понял, что пока Барни удерживает их за пределами кабинета, мне пора действовать. Выпрыгнув из-под стола и оттолкнувшись от подоконника, я вылетел на улицу. Внизу меня ожидала Кэтрин.

– Бежим быстрей. Мы должны ждать Барни возле парикмахерской на углу, – воскликнула она.

Через три минуты мы были на месте. Я с трудом переводил дыхание.

– Ловко вы меня вызволили, я думал, уже пропал.

– Это Барни сообразил. Он побежал к охраннику и сказал, что видел кого-то, кто забирается в окно. Ну, а дальше, я думаю, ты знаешь намного больше меня.

Наконец, мы увидели Барни, шагающего по улице.

– Спасибо тебе. Как ты оттуда ушел? – спросил я.

– Да они, наверное, приняли меня за ненормального, и просто выдворили за дверь.

– Это что получается, мы так ничего и не узнали? Так рисковать, и всё зря? – спросила Кэтрин.

– Обижаешь. У меня было не больше пяти минут, но я все-таки успел просмотреть списки пассажиров. Там было три Винни. Винни Глэнфорд, Винни Коутс и Винни Доусен. Я вообще-то плохо запоминаю фамилии, – виновато признался я.

– Винни Коутс, – нахмурив брови, сказал Барни.

– Отлично! Осталось вспомнить номер класса и каюты. По-моему, в первом классе была Доусен, а Коутс – в третьем классе, каюта 18.

Пока все шло по плану, и мы довольные направились домой.

 

 

 

Глава 5

После приключений в пароходстве следующие пять дней мы бродили по старому Лондону и воочию знакомились с историей Англии, которую изучали в школе. Как было бы здорово перемещаться во времени в периоды постижения соответствующего учебного курса, и самому наблюдать быт горожан, снующие по улицам кэбы, театральные постановки того времени и необыкновенно вкусную еду в тавернах. Правда, для того, чтобы мы все были сыты, Кэтрин пришлось распрощаться со своим кольцом.

До отплытия «Титаника» оставалось два дня, и мы уже вовсю обсуждали свой путь из Лондона в Саутгемптон, когда неожиданно столкнулись с еще одной проблемой. Вернувшись после очередной прогулки, мы увидели пожилого мужчину, который явно ожидал нас в холле. Во всяком случае, увидев нас, он обрадовался и произнес:

– Я слышал, что дама и господа собираются покидать нашу гостиницу. Не соизволили бы вы произвести расчет за, я надеюсь, приятное проживание?

Честно говоря, мы понимали, что рано или поздно придется платить за жилье, но все время как-то отгоняли от себя эту неприятную мысль. Уж слишком много всего иного на нас навалилось. Но теперь это требовало сиюминутного решения. Денег в наших кошельках осталось совсем мало, так что пришлось предложить натуральный обмен. Как обычно, в качестве бизнесмена выступил Барни.

– Дело в том, достопочтимый сэр, – начал он свою речь, – что мы возвращаемся из Парижа, где, к сожалению, потратили все наше состояние на приобретение новинок следующего сезона мира высокой моды. Не могли бы мы в качестве, хотя бы частичной оплаты за жилье, предложить высокочтимому сэру несколько вещей из нашего гардероба?

Барни даже вспотел от такого напряжения выглядеть истинным джентльменом.

Как ни странно, наше предложение было встречено с пониманием и явным одобрением. Видно фраза «парижская мода» играла в то время еще большую роль, чем в наши дни.

Мы спустили вниз свои чемоданы, а владелец гостиницы, вернее, это был скорее частный дом для временных жильцов, позвал свою внучку, у которой к счастью оказался размер Кэтрин. Ну, а мы с Барни лишились своих кроссовок, которые пришлись по душе хозяину, а заодно и чемоданов с выдвижными ручками, которые тоже были оценены по достоинству. Но речь о том, чтобы остаться здесь хотя бы еще на день, даже не шла. Нам явно дали понять, что, увы, никаких иных вещей им больше не надо и за следующие ночи надо либо платить, либо немедленно освобождать помещение.

– Осталось перебиться всего два дня, ну, найдём какое-нибудь место, – пытался я успокоить своих друзей, когда мы расстроенные брели по улице.

– Я предлагаю поехать в Саутгемптон, и там уже что-то решать, – предложила Кэтрин.

Мы с Барни не возражали и отправились на станцию, чтобы ближайшим поездом добраться в город, из которого отплывал «Титаник».

Глава 6

В Саутгемптон мы приехали уже затемно и прямиком отправились в порт. Нам не пришлось долго искать «Титаник». Конечно, я понимал, что он большой и даже очень большой, но видеть его на фотографиях и в кино, это совсем не то, когда он возник перед твоими глазами. Своей мощью он заставлял чувствовать восторг и страх одновременно. Когда тебе говорят его размеры в цифрах, то ты, конечно, понимаешь, сколько это, но видя его собственными глазами и осознавая, что дойти до его конца это безумно далеко, ощущаешь непередаваемое чувство восхищения человеческим мастерством. Когда смотришь на него снизу вверх, то кажется, что его верхняя палуба где-то высоко в небе. Просто трудно поверить, что такое, казалось, непотопляемое судно, может потерпеть поражение. Мы долго стояли и любовались им. Но мало было восторгаться, надо было ещё и думать, где переночевать. Вариант остаться на всю ночь на улице отпадал сразу, легче было просто прыгнуть в воду, чем замерзать постепенно. Кстати, мы-то думали, что тут никого нет, а, на самом деле попали на самый пик работы. Грузчики то и дело бегали, перенося коробки, мешки и тюки с причала на корабль.

– А что, если нам на «Титаник» устроиться работать? – предложил я. – Идёмте, поинтересуемся у кого-нибудь из грузчиков.

Мы направились поближе к тому месту, где кипела основная трудовая деятельность.

– Эй, приятель, вам тут свободные руки не нужны? – поинтересовался я у одного из грузчиков.

– А ну, не мешайте! Мы и так тут работаем за обеды, денег уже второй день не платят.

– Так нам и не нужны деньги, мы и бесплатно поработаем.

– Вы откуда взялись такие? С виду, что-то в вас от аристократов имеется. Уж не с проверкой ли к нам? Ежели, действительно, хотите поработать, то можете приступать, а я – в грузовой отсек спать. Если часа через четыре вам ещё не надоест заниматься благотворительностью, разбудите меня.

– Хорошо, договорились. А когда через четыре часа тебя поднимем, тогда уже мы пойдем отдыхать.

Наш новый знакомый показал каюту, в которой разрешен отдых рабочим, и, пожелав успеха, скрылся за дверью.

Как мы поняли, нужно было носить коробки с борта судна в складское помещение. И мы приступили. Коробки были тяжелые, и чем дальше, тем, казалось, становились ещё тяжелее. Но мы зарабатывали себе ночлег. Это была ужасная работа, но с каждой ходкой нам оставалось продержаться все меньше и меньше. Грузы были слишком тяжелы для Кэтрин, поэтому она тихонько умостилась внутри склада, делая вид, что пересчитывает ящики, и иногда, с целью избежать ненужных расспросов иных грузчиков, отдавала команды нам с Барни, куда расположить ту или иную поклажу.

Наконец, наша четырехчасовая смена подошла к концу. Мы добрались до каюты и разбудили своего знакомого.

– Подъём! Мы уже закончили, теперь твой выход, – сказал я. – Надеюсь, мы честно отработали свой ночлег?

– Да, можете теперь отдыхать. Побольше бы вот таких как вы волонтёров, – пробурчал рабочий и поплелся на выход.

Пожелав друг другу спокойной ночи, мы повалились на полки и мгновенно уснули.

 

Глава 7

Проснулся я от того, что хлопнула дверь.

– А это еще кто такие? – раздался строгий голос. – Кто вас сюда пустил? Что за безобразие! Стоит бригадиру отлучиться, и тут уже ночуют все, кому ни попало!

Мы поняли, что появилось погрузочное начальство, которое хоть и маленькое, а все ж таки начальство, которое всю ночь где-то отсутствовало, а теперь решило вздремнуть и обнаружило занятые койки.

– Да мы тут помогали вам всю ночь, – храбро произнёс я.

– А ну давайте отсюда, помощники! – все больше горячился бригадир.

Пришлось нам спешно покинуть уютное местечко.

Мы вышли на палубу. Только-только начало светать, страшно хотелось спасть, было ужасно холодно, но уходить с корабля хотелось еще меньше. Очевидно, наши одинокие фигуры привлекли внимание вахтенного матроса, который вразвалочку подошел к нам.

– Вы что здесь делаете? Кто такие?

– Мы тут грузили всю ночь, – начал было оправдываться я, – а вот теперь спать хотим, – продолжал я нести какую-то околесицу.

Чем мне всегда импонировал Барни, так это умением найти выход в критической ситуации. Он вдруг как-то весь подобрался и вальяжным тоном повел свою высокопарную речь:

– Милейший, мы тут с друзьями путешествуем на вашем судне, взгляните на наши билеты. Да вот незадача, все близлежащие гостиницы заняты репортерами, и мы, приехав издалека, абсолютно остались без крова. Не могли бы мы занять свою каюту на день раньше? А то ведь наша дама совсем скоро околеет, – добавил он, указывая на Кэт.

Матрос был явно смущен тем, что с ним разговаривают, как с джентльменом, да еще и советуются, и он растерянно проговорил:

– Я, к сожалению, не решаю эти вопросы, господа. Я вас проведу к старшему стюарду, думаю, он сможет помочь.

Несмотря на такую рань, стюардам, видно, тоже было не до сна. Матрос провел нас с грузовой палубы наверх и подвел к приятному мужчине, лет сорока, которому Барни выдал еще более изысканную тираду о наших злоключениях, приплел к тому же, что мы из Парижа, и даже выудил из своего кармана дешевую шариковую ручку, которой мы в университете, обычно, строчили лекции, и презентовал в качестве скромного французского сувенира. Я просто диву давался, глядя на своего друга. Надеюсь, этим подарком мы не изменим ход истории. В общем, все завершилось наилучшим образом. Нас поселили в каюту третьего класса, согласно нашим билетам, но нам она показалась пятизвездочным отелем в сравнении с той, в которой мы еще недавно провели несколько часов сна.

– Барни, ну почему ты сразу не подумал о такой возможность? – набросился на него я. – Стоило отработать целую смену, провести часть ночи в грязной будке, будучи чуть ли не вышвырнутыми с позором за борт, когда у тебя в голове рождаются такие планы.

– Да, понимаешь ли, ручка у меня, к сожалению, была с собой только одна, да и ты так активно бросился выпрашивать работу, что я подумал, возможно, это и неплохой шанс оказать своим посильным трудом помощь предыдущему поколению, – с иронией произнес Барни.

Следующий день прошел для нас, практически, незаметно, так как большую его часть мы спали. Стюард оказался душевным парнем, принес нам три больших чашки кофе и кое-что перекусить. Мы были вне себя от счастья, а Барни просто раздувался от своей значимости.

Потом мы бродили по кораблю, узнавая места, которые помнили по кадрам знаменитого фильма.

И вот, еще через день, ровно в 12:00 огромные канаты сняли с кнехтов, и мы тронулись в путь. На причале и на корабле раздались прощальные возгласы. Кто-то махал руками, некоторые прыгали от радости предстоящего путешествия. А меня вдруг охватил ужас. Толпа народу радуется, веселится, а буквально через несколько дней кто-то погибнет, кто-то лишится близких. Но я решил взять себя в руки и напомнить друзьям о том, зачем мы отправились в это путешествие.

– Ребята, в первую очередь нам надо найти Винни Коутс.

– Точно, у меня вообще это из головы вылетело. А в какой она каюте? – спросил Барни.

– Каюта номер 18. Идёмте туда прямо сейчас.

Отыскав нужную дверь, мы постучали и, получив разрешение, вошли внутрь. Там находилось четыре женщины.

– Извините, а кто Винни Коутс?

– Это я, – ответила одна из них.

Она была одета в красивое платье с высоким воротником и кружевами. Ей было лет 25, а кучерявые локоны спадали ей на лицо.

– Очень приятно, а я Дэвид. Мне казалось, мы вместе учились, но, очевидно, обознался. Простите меня великодушно.

– Ничего, бывает, – ответила она с улыбкой.

Мы вернулись на палубу. Ну что ж, начало нашему знакомству было положено.

 

Глава 8

Следующие два дня мы наслаждались жизнью. Немного сдружились с Винни. Изучили весь корабль. Мы точно не помнили, в какой день случится катастрофа, и, поэтому всё время старались держать Винни под контролем. Скорее всего, ждать нам оставалось не более трех дней. Поскольку столкновение должно было произойти ночью, – это мы помнили отлично, – днем старались отсыпаться, а вот в ночное время были наготове. Мы заранее вытащили из спасательных шлюпок четыре жилета, один предназначался Винни.

На четвертый день всех нас охватило беспокойство. Скорее всего, именно сегодня может решиться наша судьба и судьба всех пассажиров. За завтраком мне просто кусок в горло не лез, да и всем остальным тоже.

– Я вот всё думаю, ну как мы так можем поступить? Ведь нам стоит всего лишь предупредить капитана. Или нам своя шкура дороже, чем жизнь полутора тысяч людей? – говорил я.

– Что это тебя вдруг на такие высокие речи пробило? Ты думаешь, капитана никто не предупреждал? Да в том-то и дело, что его все предупреждали, а он никого не слушал. Или тебе хочется застрять тут навсегда? – ответил мне Барни.

– Дело даже не в том, хочет или не хочет. Даже если капитан нас послушает, и мы предотвратим катастрофу, только хуже сделаем. Помните, как у Бредбери? Если в прошлом задавить хотя бы бабочку, то будущее может полностью измениться, – рассказывала Кэтрин.

– А я вот, находясь здесь, в парке на шишку наступил, теперь всё, да? История этой елки, а вместе с ней и лесника, а также управителей паркового хозяйства закончится на века?- с иронией произнёс Барни.

– Зря смеёшься. Если мы изменим судьбу стольких человек, будущее может просто кардинально поменяться. Наши родители могут не встретиться, и нас с тобой или ещё кого-то может просто не быть. Мы спасём корабль, а ты вдруг возьмешь и исчезнешь, будто растворишься в пространстве. В этом-то наша безысходность. Мне самой очень жутко и страшно от всего, что предстоит пережить, но ведь мы так долго шли к этому, – продолжала Кэтрин.

– Ты права, мы должны делать все так, как запланировали, – сказал я.

– Да ладно вам, не грустите. Мы ведь скоро вернёмся обратно, тем более, мы – команда, – поддержал нас Барни.

Расслабляться и поддаваться печали было никак нельзя. Этой ночью мы даже не ложились. Поздно вечером вышли из каюты. В коридоре никого не было. Подниматься на верхнюю палубу было страшно, и мы в который уже раз прошли весь маршрут до каюты Винни, а потом к лестнице, ведущей наверх.

Внезапно раздался скрежет, сильный удар и корабль резко накренился. Все шло по плану, «Титаник» налетел на айсберг.

Люди стали выбегать из кают, интересуясь, что случилось. Винни тоже вышла. Мы подбежали к ней и вручили спасательный жилет.

– Что случилось? Вам что-то известно? – начала было она.

– Просто надень жилет. Не помешает, – сказал Барни.

Мы испугались, что можем сказать что-то не то, что спугнёт её. Вмешиваться в ход истории нам все еще было нельзя, мы просто отошли за угол. Вини направилась на верхнюю палубу. Там уже началась паника. Все толкались, кричали, в лодки садились по шестьдесят человек, хотя они были предназначены на тридцать. Раздалось несколько выстрелов. В общем, я не буду описывать весь этот кошмар. Мы, зная, что будет дальше, стояли на корме вместе с Винни. Когда корабль резко поднялся вертикально, мы не удержались и полетели в воду.

Мне было жутко, но я понимал, что главная задача – не упустить Вини.

Вода оказалась ледяной. Это было невыносимо. Как будто тысячи иголок вонзились в меня. Винни отплывала от корабля, и мы дружно устремились за ней, а догнав, ухватились за её руки. Нам следовало держать её, ведь рядом было достаточно людей, а переместилась только она. Поддерживая друг друга, мы отплывали все дальше и дальше. Вокруг раздавались крики и стоны. Я видел, как надежда начала угасать в глазах моих друзей. И вдруг нас потащило куда-то вниз. Мы нырнули, наши руки непроизвольно расцепились. Я уже ничего не видел и не слышал. Последняя мысль, которая пришла мне в голову – хорошо бы, если б это была воронка времени, а не океанский водоворот.

 

Глава 9

Очнулся я в уже знакомом месте. Это была ванная комната. Медленно подняв голову, я осмотрел пол, потолок, стены. Что же все-таки со мной произошло, и сколько я тут уже лежу? В моей голове роились воспоминания. Молния, вода в душевой, корабль, океан. Я содрогнулся и подумал: приснятся же такие сны. Лежать было твёрдо и очень мокро. Что-то стягивало мое тело. Я почувствовал сильный запах водорослей и соли. Болели руки. Осмотрев себя, я увидел, что одет в спасательный жилет, на котором висели водоросли. Так это был не сон? Окончательно все стало на свои места после того, как я услышал восторженные крики Барни:

– Йоху-у-у, у нас получилось!

Я встал и пошлепал в комнату. Барни накинулся на меня и начал трясти за плечи. Мы были безумно рады. Наши вопли прервала распахнувшаяся дверь. На пороге стояла Кэт. И тогда мы закричали уже все вместе, а потом прыгали, обнимались и бросались водорослями.

– Я вот думаю, почему мы попали сюда, а Винни осталась в океане? – задал я вопрос своим друзьям.

– Когда мы попали во временную воронку, то очутились в пустоте. У времени нет каких-либо ориентиров. Время – это пустота, и где оно нас забрало, туда и вернуло. Эту Винни Коутс уже давно выловили. А нас время просто закинуло лет на двадцать дальше. И, кстати, у нас есть ещё целых два дня выходных. Пока мы были в прошлом, мы не пропустили ничего в настоящем, – как обычно, заумно объяснила Кэт.

Ну, вот, в общем, и всё. Наше экстремальное, но в тоже время необыкновенно интересное путешествие завершилось удачно. А своё обещание своим друзьям о благополучном возвращении я всё-таки сдержал. Мои прогнозы на будущее оправдались.

 
 
Перейти в кімнату для голосування

Повернутися до списку творів