№40 Золотая Рыбка

Золотая Рыбка

– Да, я исполню любое твоё желание,- сказала я маленькому мальчику, который смотрел на меня выпученными глазами, словно ожидал увидеть чудо. – Ты только фотоаппарат мне отдай.
– Даже вернёшь мне маму? Папа сказал, что когда я родился, она уехала от нас.. Ей, наверно, очень одиноко. Я хочу её увидеть!
– Да.. Я могу это устроить. Но ты понимаешь, что без своего “фотоаппарата” мне не вернуться домой.
Маленький тёмно-синий предмет служил неким телепортом из одного мира в другой. Попав в мир людей, я потеряла его. Недешёвое устройство перешло в руки десятилетнего оборванца, и тот потребовал за него выкуп. Умно для ребёнка. Вот только он не понимал, что я не возвращаю мёртвых к жизни.
– Вы хорошая тётя. Вот, держите свою камеру! Только отведите меня к маме!
По коже пробежалась толпа мурашиков. Я ведь могу спокойно уйти, не делая никаких глупостей. Но по пухлым щёчкам мальчишки рекой стекали слёзы.        Спрятав телепорт в сумку, я немного успокоилась, но рука невольно потянулась к ножу. Нет, я не возвращаю мёртвых к жизни, я только лишаю живых её. И сейчас надо сделать свою работу.
– Потерпи, сейчас будет немножко.. больно. Подумай лучше о чём-то хорошем.
– А ты похожа на Золотую Рыбку, тоже исполняешь желания!
Гладкий, как кожа этого ребёнка, нож пронзил тело. Голос парнишки быстро стих и вскоре послышался последний вздох. Низко это, но другого способа вернуть ребёнку мать не было.
Безлюдный тёмный переулок наполнялся запахом смерти и вскоре даже мне пришлось последовать своему же совету – подумать о чём-то хорошем… и уйти. Щёлкнув на кнопочку “фотоаппарата”, я оказалась в другом мире.
– Золотая Рыбка… Так меня никто ещё не называл. Кажется, теперь я знаю своё новое имя.

Декабрь, 2016г.

 

Нет ничего ранимее памяти. (Ко Дню Победы).

 

Этой весной было как-то необычно дождливо. Все небо было в черных мрачных тучах, дул сильный ветер. Лишь раз в неделю можно было увидеть ярко-белый солнечный свет, но несмотря на это, люди продолжали жить своей обычной жизнью.

Я плохо помню этот день, иногда мне кажется, что это и вовсе был сон. Мы с мамой решили отпраздновать День Победы вместе с бабушкой и уже стареньким прадедушкой Василием Ивановичем. Друзья звали его просто дядей Васей. Это был самый веселый и жизнерадостный человек, которого я когда –либо встречала. Он всегда держал свой дом в необыкновенном порядке, любил рисовать, гулять с молодой овчаркой Марией. И самое удивительное, что в нем было, это то, что он никогда не злился, ни на кого не обижался.

В этот день Василию Ивановичу исполнилось 97 лет. Я заранее приготовила ему подарок: небольшие позолоченые часы для него мы выбирали вместе с бабушкой.

Был вечер, начинало темнеть . На небе звонко загремели тучи . Мелкими каплями начинал накрапывать дождь. Прогулявшись с Марией, мы с дедом Васей пошли домой. Был семейный ужин: мы праздновали День Победы и день рождения прадедушки.

– Что же это, внученька?- спросил он, гдядя на подарок.

Этот момент я запомню навсегда. Открыв белоснежный конверт, Василий Иванович словно оцепенел, а по его щеке катилась слеза. Сказав «спасибо», он взял овчарку Марию и пошел куда-то на улицу. В это время за окном лил бешеный ливень. Я отправилась за прадедушкой.

К жестким резиновым ботинкам прилипала грязь, трава и даже мелкие камешки, но я продолжала идти. Уже где-то далеко позади были слышны голоса мамы и бабушки, зовущие нас, а я все продолжала идти за Василием Ивановичем. Овчарка послушно шла за ним и вдруг остановилась. Мы тоже. И тут дедушка начал рыть руками землю, из глаз его все лились слезы. А я стояла рядом и не могла ничего понять.

На секунду мне показалось , что что-то заблестело. Странная вещица оказалась часами. Старые, с разбитым стеклом , они были похожи на мой подарок, но на этих была еле заметная надпись «Любимой, на память».

Промокшая до нитки Мария злобно рявкнула в мою сторону, и дедушка обернулся.

– Иди уже домой, простынешь…

Я не стала спорить , положила старенькие часы рядом с Василием Ивановичем и быстро пошла домой.

Получив выговор от мамы, я закрылась в комнате и молча смотрела в окно.

Ночью дедушка вернулся домой. Я помню, что до утра он что-то рисовал.

Утром мы нашли его… И портрет. На нем девушка со светлой кожей и такими же волосами, в военной форме, и овчарка рядом… Только потом я увидела на девушке часы и мелкую надпись на краю картины «Любимой, на память».

Апрель 2016 г.

 

День сурка

Уставшие глаза Кати никак не хотели открываться. Похмелье давало о себе знать, голова трещала по швам, хотелось пить. Приложив некоторые усилия, Катюша всё-таки смогла нащупать свой старенький халатик. Хоть какая-то одежда.

– Голова… Жень. Жень! Принеси анальгин или ещё чё-нить.. Ох, ничего не помню. Жень! Ответа не последовало. – Вот не жди от меня больше помощи… Ай!, – мизинец ноги, который так жаждал приключений, нашёл их у ножки кресла. Пройдя пару метров, девушка снова ощутила невероятную боль. Стеклянная “розочка” с хрустом треснула под её пяткой. Екатерина протрезвела. – ДА ОТКУДА ЖЕ ТЫ ЗДЕСЬ?! Евгений, чтоб твои помидоры, тащи аптечку! В маленькой квартирке царила тишина. Еле вытащив из раны янтарный осколок стекла, Екатерина, взвывая от боли, попрыгала на одной ноге в сторону душевой. За дверью показалась знакомая рука, как-то странно торчащая из ванны. – Спишь, значит. Ну ничего, сейчас я мигом тебя.. Разбужу. На синеватых губах юноши подсыхала багровая кровь. Извиваясь, словно змея, она всё ещё стекала с рваного пореза на шее, сливаясь в багровое озеро на белоснежном акриловом покрытии ванной. Открытые небесно-серые глаза хранили в себе последнюю секунду жизни парня, он будто бы просто заснул. Но нет, он был мёртв. – Хорошая шутка. Кетчуп хороший нашёл, кровь как настоящая. Можешь гордиться собой! Жень? Жень! Позабыв про адскую боль в ноге, девушка мигом выбежала из своей квартиры. Босиком, без куртки, в коротеньких чёрных шортиках и застиранном атласном халатике Катя бежала по зимнему снегу, оставляя за собой алые следы на сером, как глаза её парня, снегу. По белому лицу девушки катились горячие слёзы, длинные русые волосы липли к пухлым щекам. Худое тельце сжигал морозный ветер и вскоре Катя потонула в объятиях метели. Проходящие мимо неё люди останавливались, желая узнать, что происходит. Но она сама не знала. Девушка не помнила, что же произошло ночью. Тусклый свет дневного светила уходил в тень, руки немели, вернулась привычная боль в голове. Дико захотелось пить. Закрыв на секунду глаза, Катя почувствовала, как с бешеной скоростью падает куда-то в неизвестность…

Уставшие глаза Кати никак не хотели открываться. Похмелье давало о себе знать, голова трещала по швам, хотелось пить.

– Голова.. Жень?

Декабрь, 2016 г.

 

Один шаг до…

Это произошло утром. Было ещё темно, но я отчётливо понимала, что не хочу оставаться дома. Мама, улетев в Москву три дня назад, до сих пор не перезвонила. Хотелось бы сейчас услышать её голос…
Нет, мне нужно сейчас же уходить, иначе я передумаю. Так нельзя больше жить.
Хочется свободы от всего: от семьи, друзей, знакомых. Я уже просто НЕ МОГУ находиться рядом с ними. Не знаю, что это за странное чувство, но оно не даёт мне покоя. Словно тысячи крошечных дьяволят пронзают душу огненными копьями, поливая раны спиртом. Я уже устала терпеть эту боль.
Накинув первое, что попалось под руку, я выбежала за дверь. На улице оказалось на удивление тепло и свежо, пахло листьями и скошенной травой, не было ни одного прохожего. На небе прижимались друг к дружке чёрные, угрюмые тучи.
Надо было успеть до дождя. Придется поспешить.
Спустя час, я наконец-то увидела на горизонте горы. Но было уже поздно. Прохладная капелька упала на щёки и лениво скатилась к подбородку, обдавая всё тело мерзкими “мурашками”.
Дождь усиливался, но бежать домой было уже бессмысленно. Дойдя до плотины, я увидела огромный мост, возвышающийся над рекой, а рядом полностью затопленный водою плёс. Идеальное место…
От высоты кружилась голова. А что, если позвонить маме… Нет, не надо. Всё должно произойти быстро, без боли и страха. Сейчас или никогда!
Перешагнув через металлическое ограждение, я почувствовала, как трясутся руки и громко стучит мое сердце. Горячие слёзы смешались с холодной дождевой водой. В фильмах всё выглядит проще. Перешагнув обратно, я упала на колени и долго смотрела в мрачное, но такое красивое и родное небо. Река, протекающая прямо подо мной, ожидала моего падения, рыча от нетерпения. Вот она, жизнь. Я никогда ее не понимала, я ее ненавидела. Невероятно, но я думала, что именно ненависть и страх давали мне силы жить дальше. Но самое невероятное всегда очевидно. Жизнь слишком коротка, чтобы бояться.
– Я не хочу умирать!

Февраль, 2017 г.

 

                                                                Белая Месть.
– Эй, Вик, посмотри, вон как наша Мадина отвечает! Над ней и поржать даже жалко.
Приличная ученица самой простой школы мялась на месте, не в состоянии найти написанную ранее шпору. Бедолага, сказать нечего. А началось всё с того, что год назад она перевелась из престижной гимназии, в которой по её рассказам были «весьма неприятные личности». Издевались над Мадинкой, в общем. Она никогда не рассказывала из-за чего, да и мы с Викой никогда не спрашивали. Но в один прекрасный момент мы всё поняли: Мадина была мастером втираться в доверие и красть идеи. Мои идеи.
– В лицо бы ей дала. С ноги,-негромко ругнулась Викуся, обнаружив под партой очередную смятую записку с угрозами. На ней была яркая надпись – для Холопов.
– Да я даже читать это не собираюсь! – порвав «письмо» на мелкие кусочки, моя подруга принялась замазывать что-то в тетради. И тут у меня в голове возникла замечательная идея.
– Ви-и-и-и-ик, а давай ей замазку в сумку зальём?
– Насть, ты что, кабачок что ли?! Я ей потом лучше по щам надаю, за то что твои работы как свои подписывает. А ты не рыпайся.
– Ну, о,кей.
В груди горело нечто страшное. Едкая смесь из гнева, боли и желания кого-то убить. У меня была одна мысль – отомстить за всё.
Открытая баночка с белой жидкостью звонко плюхнулась в украденный мною Мадинин рюкзак. Кинув его куда подальше, я наслаждалась своим поступком.
Уроки кончились незаметно. На вечернем небе алой кляксой распластался закат. Эти пушистые, цветные облака..
Проводив Викторию, я собиралась идти домой. Но, видимо, не судьба.
Секунда, и прямо перед глазами оказался асфальт. Холодный, мокрый, блин, асфальт. От падения кожа на ладони превратилась в серое мяско. Приподняв голову, я увидела перед собой Мадину. В руках у неё была какая-то странная белая плитка. Ой, похоже это был её «Айфон»…
И тут мне заехали ногой прямо под рёбра. Вот кто знает, что делать в такой ситуации? Правильно, осознавать свою ничтожность. После пары ударов по своей «мягкой тушке» я ощутила её сполна.
– А НУ ОТОШЛИ ОТ МОЕЙ ТУПИЦЫ! А ты чего разлеглась?! – закричала красная от злобы Вика. – Вовремя я вышла вынести мусор.
После чёткого удара «с ноги» Мадина звонко грохнулась на землю, где её принял добродушный мокрый асфальт. Для разнообразия её подругу Вика уложила «с вертухи». Дальше она уложила и меня, но это уже другая история. В общем, это был последний случай, когда я проигнорировала совет близкого мне человека.
Берегите свою «Вику». И однажды, она сбережёт вас.

Сентябрь, 2016 г.

 

 

Не наша.
– Вот чёрт, за что мне это?! – какое приятное чувство вляпаться в гниющий труп. – Мерзость.
– Не отвлекайся по пустякам, – Викториан хотел протянуть мне руку, но увидев засохшую кровь на ладонях, отшатнулся. Для мира, в котором царят лишь разруха и тёмные силы, она не была чем-то страшным. Но мы не отсюда.
Наша с Виком работа – путешествовать по разным мирам, восстанавливать в них баланс между Тьмой и Светом. Кому-то это нравилось, а кто-то начинал на нас охоту. И я, чтобы сберечь нашу дочь – Крайс, спрятала её тут.
– Я не узнаю этот город. Крис, её тут нет.
– Молчи. Я мать, я чувствую, что она жива.
Отчаяние всё ближе подступало к горлу. Истерика от того, что ты не можешь найти нечто важное, становилась всё больше. Нет, я не могу паниковать. Нельзя. Только не сейчас.
– Ты тоже это слышишь?! Крис! – Вик со скоростью света помчался к главной площади. Недолго думая, я отправилась за ним.
Вот она – надежда. Мы нашли её.
– Мам?
Седовласая девчонка лет пятнадцати была прикована к земле странными растениями. Без сомнения, это была Крайс.
– Сейчас мы тебя вытащим… Ты только не двигайся.
Викториан начал быстро резать корни цветов, но тщетно. Шипы неизвестных растений впились нам в руки и не давали двигаться. Магия, как мы могли её не заметить?!
– Какая досада. Охотники, нет, Стражи Миров попались на детскую уловку. У вас это семейное – не думать о последствиях?
– А вот тобой, Крис, я огорчена. Когда-то ты была намного сильней.
– Да пошла ты.
Девушка, которой я когда-то доверила своё сокровище, стояла позади Крайс. Аэфора – единственная подруга, предательства от которой я не ожидала. Теперь она лишь смеялась, глядя на меня.
– Крис, пригнись! – Вик, незаметно освободившийся от «растений», в мгновение ока швырнул нож в Аэфору. Рухнув на землю, её тело начало меняться. Вскоре на земле лежала наша дочь.
– Ой.. Промазал. – “Крайс” поднялась с земли и обратилась Аэфорой. Ещё одни чары, которые мы упустили…
Вынув из тела нашей дочери нож, Аэфора направила его на Вика и попала точно с сердце. Мгновение, и я почувствовала на щеке раскалённую, как лава, слезу. Как больно.. Но уже не страшно.
Какое прекрасное звёздное небо было в ту ночь. Как жалко, что видели мы его в последний раз…

Ноябрь, 2016 г.

Мир, в котором я живу.

Однажды меня спросили о том, каков он, мир, в котором я живу? А я ответила, что он ничтожен. Не спрашивайте меня, почему таким грубым и пессимистичным был мой ответ. Тогда я мало знала о мире, о жизни вообще. Раньше я сказала бы, что мой мир – это люди, живущие в нем: люди, ненавидящие его, и люди, пытающиеся его усовершенствовать. И ничего больше. Но так ли это на самом деле?

Мир, в котором мы живем, – необъятная Земля, где нет еще ни межгалактических войн, ни катастроф вселенского масштаба. Мы живем в мире, где люди еще не превратились в машины без чувств, без того самого жизненного тепла, в котором мы порой так нуждаемся, без ярких искр надежды в глазах. Мы люди этой эпохи!

Мир, в котором я живу, – это миллиарды живых людей со своей культурой и бытом, со своей богатой историей, уходящей корнями в глубокую древность, со своими личными мыслями и предпочтениями, со своими вкусами и желаниями, плохими или хорошими, но своими. Мы все здесь равны!

Но главным достоинством нашего мира является природа и то, что она нам дает. Например, те безграничные чувства, которые мы испытываем, когда общаемся с ней. К примеру, звезды – такие далекие, но такие удивительные, сверкающие искорки ночного неба или же пушистые серые облака, из-за которых неспешно прокрадывается в комнату лунный свет. Глядя на них, я понимаю, что вижу истинный облик свободы, той самой свободы, которая дается нам при рождении природой. Она то зовет нас куда-то далеко: в темный лес, на горные вершины к вольному ветру, к необъятным морским просторам или просто пройтись под шагающий по улицам дождь.

Иногда я задумываюсь, а есть ли другие такие миры? Ведь вселенные, о которых мы не знаем, могут спокойно существовать рядом с нами. Такие темы в разные века беспокоили души писателей – фантастов, стремящихся оживить свои самые фантастические, нереальные мечты о приключениях, но я, пожалуй, не из таких. И все, что мне хочется сказать своему миру сегодня – это спасибо!

Май, 2016 г.
 
Перейти в кімнату для голосування

Повернутися до списку творів