№125 Про дракончика

Про дракончика

— Она же говорила, что ещё как минимум две недели. — Игорь в своей традиционной немного флегматичной манере проявлял интерес к самодельному инкубатору, который на самом деле представлял собой обычную старую тумбочку с кучей заговорённого горячего песка, откуда только что послышался неоднозначный тихий треск. Прожив с ним целый год, уже можно было отличить по его почти непроницаемому лицу практически всю гамму человеческих эмоций по одному только углу наклона бровей.

— Может, показалось? — Андрей жутко не хотел отрываться от своего домашнего задания по алхимии, которое только-только начало получаться, но он тоже услышал этот хруст, который обещал прибавить ему проблем в ближайшее время. В голове замигала красная лампочка тревоги, не предвещающая ничего хорошего. Это всё потому, что он рыжий! К нормальным людям проблемы так не липнут. Он старательно делал вид, что не слышал треска скорлупы, что его сердце сейчас не билось, как бешеное, словно захотело выпрыгнуть и сбежать от приближающейся полной трубы, что магический фон не дрогнул так, что аж мурашки по спине пробежали… Святой Зефельд, лишь бы до комендантши не дошла волна.

— Андрей. Не показалось. — Скепсис в голосе Игоря следовало бы разделить между всеми жителями на этаже, и то было бы много, а он как-то сам с таким количеством жил. Поразительный парень. — Твой дракон решил вылупиться пораньше.

— Он не мой, я же говорил! Лиза попросила присмотреть, пока она практику проходит, сказала, что это что-то вроде её дипломного проекта… — Каждое следующее слово звучало всё менее уверенно, и под конец предложения Андрей совсем затих, понимая, как глупо со стороны это всё выглядит. В образовавшейся тишине отчётливо послышался повторившийся хруст, а вторая волна колебаний магического фона заставила скривиться — ощущения были сравнимы с теми, когда по стеклу проводят пенопластом: терпимо, но жутко неприятно.

— Ну, насколько я знаю, твоя девушка сейчас проходит практику на Обратной Стороне, так что не прибежит вот прямо сейчас его забирать, — пренебрежительный кивок в сторону инкубатора, — так что тебе стоит подумать, как его замаскировать, иначе проблемы по пункту три-одиннадцать — содержание в общежитии магических существ.

— Без тебя знаю, — огрызнулся Андрей и отложил ручку — на фоне выселения одна недоделанная домашка, пусть и по предмету самого строгого преподавателя на факультете, казалась мелочью.

Бледно-серая скорлупа пошла мелкими трещинами, паутинкой разбегающимися от одного места. Поблизости инкубатора магический фон слабо подрагивал, и воздух вокруг него был как будто насыщен статическим электричеством и собирался вот-вот заискрить разрядами. Периодически слышалось тихое пыхтение, словно в яйце сидел не зверь, а маленький паровоз. Андрей присел на корточки, чтобы поближе рассмотреть изменения и заодно сунуть свой конопатый нос в одно из самых прекрасных происшествий по версии журнала «Маги сегодня» — рождение дракона.

— Только не трогай его. — Игорь отложил книгу, которой был увлечён до этого, поднялся, в пару шагов пересёк комнату и присел рядом, с интересом разглядывая яйцо и задумчиво почёсывая щетину, которую поленился сбрить сегодня утром, и теперь она придавала ему вид увлечённого своим занятием экспериментатора.

— Почему? — Андрей с интересом обернулся на него, только сейчас вспоминая, что тот в конце прошлого семестра защищал диплом по летающим драконам Северной Европы, и уже прикидывая, сколько времени он сэкономит, если не придётся перерывать всю библиотеку, чтобы просто узнать, чем питаются новорождённые драконы.

— Просто не надо.

Очередная волна магических искажений заставила парня поёжиться и всерьёз задуматься о том, что если Лиза не вернётся в ближайшее время, то придётся экстерном изучать курс прямых магических воздействий и учиться подавлять или хотя бы ограничивать их распространение. Ещё один удар изнутри, и скорлупа окончательно разломалась, маленький кусочек отпал, открывая взору парней что-то тёмное, мокрое и на вид очень скользкое. Дальше трещина пошла по окружности, медленно увеличиваясь. С интервалом в пару секунд отколотая часть приподнялась, подталкиваемая обитателем яйца, рвущимся на волю, но ему явно пока не хватало сил, чтобы совсем её отломать.

— Как долго это происходит у них? — спросил Андрей почему-то шёпотом, словно боясь спугнуть маленького зверька. Игорь нахмурился, почесал подбородок, будто знания, на защиту которых он потратил столько времени и сил, не то чтобы совсем вылетели из головы сразу после получения корочки, но были заархивированы и помещены в самую дальнюю папку его жёсткого диска, а сейчас он пытался найти их среди других таких же почти бесполезных архивов, которыми пичкали головы студентов.

— Точно не помню, но быстрее, чем цыплята.

— Быстрее в разы или на пару часов? — проворчал Андрей, и в его голосе было заметно волнение. Он вернулся к наблюдению за происходящим на его глазах чудом. После очередной попытки малышу удалось отломать от скорлупы большой кусок, тогда показались его задние лапы и длинный хвост, медленно распрямляющиеся, будто бы их обладатель только-только проснулся и теперь разминал конечности. С помощью освободившихся лап малыш перевернулся в остатках скорлупы и, пятясь, увязая в тёплом песке, прилипающем к его тельцу, выполз из остатков яйца.

С первого взгляда было понятно, что это магическое существо: каждое его движение завораживало, перелив световых бликов на тёмно-зелёной, очень мелкой чешуе гипнотизировал. Маленький дракончик чем-то походил на крысу: где-то такой же по размеру, с таким же длинным, хоть и не розовым, но вертлявым хвостом и чёрными, умными, блестящими глазами. Маленькие, с совсем ещё тонкой кожей крылья были сложены на спине, сквозь них просвечивали кости — единственная часть тела, не покрытая чешуёй и, похоже, ещё немного недоразвитая. У него пока не было когтей или клыков, поэтому внешне ни за что нельзя было сказать, что через пару недель этот малыш будет представлять серьёзную угрозу для окружающих. Голова на по-змеиному длинной шее тяжело поворачивалась из стороны в сторону, и когда новорождённый заметил парней, по нему было заметно, что он испугался: он весь сжался, припал животом к песку и тихо зашипел. Всё это выглядело бы в высшей степени умилительно, если бы не сопровождалось сильным искажением магического фона, в разы сильнее того, что были, пока малыш покидал скорлупу, заставляющее вздрогнуть и напрячься всем телом.

— Если коменда засечёт… — пробурчал Игорь, поднимаясь на ноги. Он-то уже наверняка успел сплести для себя барьер, защищающий от всех этих магических колебаний, а вот Андрей только учился этому хитрому делу и не сказать, что сильно успешно — изменение фона причиняло ему физические неудобства, не дающие сосредоточиться на формуле даже самого простенького заклинания для расположения к себе другого существа, используемого порой кинологами для того, чтобы подопечные не боялись их.

— Знаю, — огрызнулся он, закончив бормотать заклинание и моля всех известных магов, которых только мог вспомнить, чтобы искажение фона не повлияло на такие мелкие чары.

Колебания резко прекратились. Андрей вздохнул с облегчением и протянул к дракону руку, тот ожидаемо не испугался и с интересом принялся обнюхивать протянутую ему конечность, а потом и вовсе перебрался на неё полностью. Ощущать маленькие лапки, топчущиеся по ладони и щекочущие кожу, было довольно странно и несравнимо ни с чем, испытанным раньше. Он был очень тёплый, почти горячий, словно внутри его тельца горел настоящий огонь, что было не исключено, дракон всё же.

— Слушай, Игорь, а это нормально, что он такой горячий?

— Горячий как кипяток или просто очень тёплый? — деловито переспросил тот, не без интереса следя за животным, которое, похоже, усидчивостью не отличалось и уже медленно, но уверенно переползало с ладони на предплечье, цепляясь маленькими лапками за рукав домашней рубашки. Андрей подстраховывал его второй рукой, опасаясь, как бы малыш не свалился.

— Очень тёплый.

— Тогда нормально, он же огнедышащий, как-никак. Я бы сказал, Норвежский анантис. — Игорь склонился над зверьком, пристально рассматривая его с разных сторон. — Они очень быстро растут, поэтому я надеюсь на своевременное возвращение твоей девушки.

— Не напоминай, — недовольно ответил Андрей, мигом скисший от одного только упоминания причины всех бед, бросившей его наедине хоть и с маленьким, а всё же магическим существом одного из высших уровней опасности.

— О, коменда идёт, — как бы говоря о погоде, сообщил Игорь ровно за секунду до того, как по коридору зацокали каблуки. Ощутил ауру, надо понимать.

— Чёрт! — Андрей, придерживая дракончика, метнулся к своему столу и принялся панически рыться в конспектах, пытаясь найти нужную формулу. Цоканье шагов в коридоре только нагнетало обстановку, заставляя его быстрее листать страницы, почти вырывая их из тетрадей, и вместе с тем перепугаться до такого состояния, что в голове осталась всего одна мысль — спрятать дракона.

Ирина Павловна никогда не стучала в дверь, и это единственный её недостаток как женщины её профессии, дамы средних лет, внушительной фигуры и незабываемого макияжа. Она окинула комнату внимательным взглядом, осматривая скудную мебель сквозь толстенные стёкла очков, готовая прицепиться к любой детали, самой невинной, возможно, даже к не застеленной кровати, если бы такая наличествовала здесь.

— Бердюгины… Опять магией балуетесь? — с ходу спросила она, сверля парней взглядом, который говорил примерно следующее: «Признавайтесь по-честному, иначе будет хуже». Видеть такой обычно достаточно дружелюбную комендантшу было немного непривычно, если не пугающе.

— Прошу прощения, Ирин-Пална, — быстро вступил в переговоры Игорь, делая шаг вперёд и тем самым переключая внимание на себя, — это я тут с заклинаниями экспериментировал, немного не рассчитал, больше не повторится, честное слово.

— И вот чего тебе неймётся? То зелье у него взрывается, то бес из-под контроля выходит, теперь ещё и чарами балуешься. Смотри мне, доиграешься однажды! — Она сурово погрозила ему пальцем, а затем перевела взгляд на Андрея, который старательно пытался слиться с обстановкой или хотя бы провалиться на Обратную Сторону, только бы не быть замеченным этой женщиной, которая оставила все его попытки без внимания и, обращаясь прямо к нему, добавила: — Не думай с него пример брать! Только ещё одного проблемного мне не хватало… Браты-акробаты. Чего только ни придумают… Лучше бы полезным чем-то занялись… — ворчала она себе под нос, шагая по коридору дальше, — Ирина Павловна покинула их комнату, так и не переступив порог.

— Пронесло, — проговорил Игорь, когда шаги в коридоре стихли, и сделал пометку в своём блокноте, который непонятно откуда обнаружился у него в руках. — Всегда знал, что народ не интересуется северной магией, но чтобы настолько… Простенький заговор, а она даже не зашла. Это успех.

Андрей также вздохнул с облегчением, а затем пихнул брата в бок, радостно улыбаясь:

— Смотри, смотри… У меня получилось! — и показал собственный рукав, на котором сидел уже не дракон, а большая упитанная крыса неправдоподобно зелёного окраса. — Без заклинания!

— Цвет скрыть не смог, — спокойно прокомментировал Игорь, но почти сразу же добавил: — Но с формой справился. Для первого раза неплохо, очень даже неплохо.

Андрей весь аж засветился от похвалы, будто бы ему тут же и кубок какой-нибудь чемпионский выдали.

— Однако всё же стоит подтянуть. В ближайшее время это заклятие тебе пригодится.
Перейти в кімнату для голосування

Повернутися до списку творів