№105 Лягушки-непослушки; Минутный вальс

Лягушки – непослушки

Жили-были две лягушки вредные и непослушки. Звали их Квакушка и Прыгушка, мамочку они не слушали, старших совсем не уважали. Только и знали они как по кувшинкам скакать, квакать и комаров ловить. Не слушали они маминых уроков, всегда им казалось, что взрослые просто боятся всего и совсем не умеют веселится.

Как-то раз вышли они на прогулку и начали скакать с кувшинки на кувшинку они так увлеклись игрой, что не заметили как им на встречу шел старый жаб дядя Толя. Две лягушонки так быстро скакали, что сбили жаба с ног и тот упал в воду. Обидно стало ему и остановил он лягушат:

-Ох проказницы – лягушки,- тяжело вздохнул он,- разве можно так со старшими поступать!? Эх вы! Нельзя так делать, старших нужно уважать и помогать им, а если обидели уже ненароком то извинится надо.

Но лягушкам не было дела до уроков старого жаба и они просто квакнули ему:

-Простите! – ускакали дальше.

Отскакали они от места, где встретились с дядей Толей, и тогда Прыгушка сказала:

-Вот глупый этот дядя Толя!

-Да, глупый!- поддержала ее сестра.

-Это же он нас чуть не сбил, а не мы его, – не могла уняться Прыгушка.

– Именно так, – подквакнула Квакушка,- он один, а нас двое, значит, мы правы, а он нет.

Так скакали они, пока не доскакали до той части болота, куда мама запрещала им ходить, а ходили сюда только самые смелые и быстрые жабы. Но тут увидели они так много комаров, сколько на их стороне болота не было, тут же забыли они про мамино предупреждение, что опасно тут и начали они этих комаров ловить. Наевшись досыта, легли они на кувшинку под солнечные лучи.

– И почему мама нас сюда не пускает сюда?- спросила Прыгушка.

– Говорит, мол, беда будет. – сказала Квакушка.

– Какая еще беда?

-Ходят слухи, что цапля тут живет.

-Басни все это! – крикнула Прыгушка.

– Да тише ты! – испугалась Квакушка,- не то и правда прилетит цапля.

-Вот пускай! Пускай! Она прилетит! Я не боюсь ее! – храбро закричала Прыгушка,- Я под воду прыгну и сбегу.

Но тут чья-то тень закрыла солнце, и тоненький голос раздался над их головами:

-А я уже и тут!

Лягушата подняли головы вверх и увидели нависшую над ними цаплю и в один голос закричали:

– Ой! Мама!

– Спасайся!- закричала Квакушка.

И обе прыгнули под воду, а цапля вдогонку за ними. Страшно им стало, вспомнили они и мудрые мамины уроки и слова ее, но что теперь поделаешь… И тут раздался голос:

-Быстрее! Сюда!- это дядя Толя открыл им тайный проход.

Долго сестренки благодарили старого жаба, и прощения просили за выходки свои. Простил он их. С тех пор слушали лягушки свою маму и старших уважали и всегда помогали им.

 

 

Минутный вальс

 

Тёмный зал старого замка. Стены украсили змеи трещин, когда-то яркие гравюры, картины и фрески поблекли под тяжестью лет, старые деревянные часы остановили свой ход, мрамор ступеней поблек, хрустальные слёзы люстры утратили свой блеск и покрылись пыльным одеялом уже не надеясь стать свидетелями балов. Слабый луч света пробился сквозь витраж и осветил одинокое пианино. За ним сидела стройная девушка, длинные тонкие пальцы коснулись пожелтевших клавиш. Её движения были неуверенными, но ноты музыкой срывались с клавиш, нажатие и звук, ещё один и ещё и вот мелодия заполнила одинокий зал. Секунда и она стала уверенней и сильнее. Звуки музыки разлетелись по залу. Пианистка играла свою мелодию с наслаждённым напряжением. Миг и зал стал светлее, змеи–трещины сползли со стен, картины, фрески и гравюры стали прежними. Игра девушки стала сильнее, она играла, нет, она жила этой мелодией. Ее чёрные волосы то ложились на клавиши, то вздымаясь вверх, порхали по воздуху, на бледном лице играла улыбка, пальцы сами по себе нажимали на клавиши.

 

Ещё один луч пробился сквозь витраж стекла и попал на стройного юношу. Тот держал скрипку и смычёк. Он плавно поднёс свой инструмент к плечу и прижал подбородком, смычёк коснулся струн, выведя несколько неуверенно – тихих нот. Ещё одно движение и скрипка отозвалась мелодией, которую играла пианистка. Дуэт скрипки и пианино заполнил зал – пробудив в нём прежний блеск, факелы свечей зажглись на люстрах и стенах. Их пламя колыхалось, словно еще миг и оно пустится в пляс. Музыка стала громче и обворожительней, волна нот накрыла музыкантов и забрала в свой мир. На лице скрипача, подобно росе, выступили напряжение капельки пота, но юноша играл дальше, наслаждаясь своей мелодией, смычёк неугомонно двигался по струнам скрипки. Нежно – тихий голос флейты, неуверенно вступил в свою партию, дополнив собою мелодию. Ещё один луч прорвался сквозь витраж в зал осветив силуэт еще одного музыканта. Флейтист одетый в чёрный фрак стоял рядом с пианисткой. Девушка играла с закрытыми от блаженства глазами, её тонкие пальцы ударяли по клавишам. Напряжение и счастье было на лице у каждого из музыкантов. Наслаждение и счастье от игры испытывал каждый из них, они играли и большего им было не надо. Скрипач посмотрел на флейтиста и кивнув убрал смычёк, мелодия флейты грянула сильнее, аккорды пианистки заставляли воздух дрожать. Минута и вновь раздался голос скрипки, скрипач яростно водил смычком по струнам. Голос флейты растворился в мелодии пианино и скрипки, а потом и вовсе замолчала. Флейтист убрал свой инструмент от губ давая отдых лёгким. Пианино усилило свой голос. Очередной луч прорвался сквозь витраж, в зале появилась пара молодых людей, элегантная и красивая девушка в пышном бальном платье вместе с юношей в чёрном фраке. Они танцевали и казалось, что кроме друг-друга и их танца пару ничего не интересовало. Музыка играла на взрыв, танцоры набирали темп, свечи загорелись сильнее, хрусталь люстры засиял ещё ярче, старинные часы пошли отсчитывая минуты. И вот зал уже заполнили танцующие пары. Музыканты играли, словно кроме музыки им не нужно было ничего, пара танцоров усилила темп. Люди и свечи отражались в хрустальных слезах люстры. Часы забили пытаясь перекричать музыку…

 

Яркий луч влетел в зал в сопровождении ветра. Огоньки свечей стали гаснуть один за другим, зал стал пустеть, пара танцоров исчезла, так и не завершив свой танец, словно их и не было, люстра хрустальным водопадом обрушилась на пол, разбившись на тысячи капель. Голос музыки стал тише, её ноты начали сливаться с биением часов. Всплеск света унёс с собой флейтиста, на лице которого сияла счастливая улыбка. Ещё секунда и прозвучали последнее аккорды скрипки забирая вслед за собою и скрипача. Воздух ударила вознесённая вверх мелодия пианистки. Стук часов неумолимо отсчитывал последнее мгновения игры девушки. Она играла не отрываясь от инструмента, её чёрные волосы витали в воздухе, на лице были капельки пота и напряжение, на губах была улыбка счастья, глаза были прикрыты от наслаждения. Очередная вспышка света обволокла музыкантку. Последнее аккорды были сыграны под бой старинных часов.

 

Зал опустел. Змеи трещин вновь поползли по стенам, свечи и остатки люстры обволокло пыльное одеяло, картины поблекли, клавиши пианино пожелтели и треснули, часы прекратили свой неистовый бой, но их стрелка переместилась на одну минуту вперёд. Одинокий солнечный лучик ворвался в комнату и упал на клавиши отпечатав на них витражный рисунок танцующей пары, флейтиста, скрипача и пианистки.
Перейти в кімнату для голосування

Повернутися до списку творів