№103 Поема «Манетерен»

Уривок твору за мотивами Джордана «Колесо часу»

 

Поема

 

Манетерен

 

Часть І. Поле крови

 

Уж скоро полдень. Солнце скрылось

В завесе серых облаков.

Подобно черной ленте, взвилась

Ввысь дымка пепельных костров.

 

А под светила скрытым ликом

Торжественно пирует смерть.

С неудержимым, гневным криком

Дрожит в бою земная твердь.

 

Сошлись две армии в сраженьи

На поле, прозванном Беккар.

И рваным, смазанным движеньем

Стрелой сраженный пал Драгкар.

 

Шли полчища Отродий Тени –

Стояли храбро сыновья

Приюта Горного владений,

Свою отчизну восхваля.

 

Держались доблестно герои.

Стоял на смерть Шен ан Калхар.

Звучало в сердце битв порою

«Ал Элисанде!»6, «Калдазар!»,

 

«За честь прекрасной Розы Солнца!»,

«За знамя Красного Орла!»…

Кольчуг алели кровью кольца,

Багровою земля была…

 

И в самой битвы сердцевине

Сражался славный Аэмон.

Подобно призрачной лавине,

Кружил со сталью в танце он.

 

Подобно вихрю, духу мщенья,

Король терзал орду врага.

Не тратя даром ни мгновенья,

Дарила смерть его рука.

 

Кипела битва до заката…

Какого дня? Никто не знал.

Раздался крик по стали брата:

«Сражен последний Мурдраал!»

 

И будто до конца не веря,

Упала наземь тишина.

Ударом грома «Манетерен!»

Взорвалась неба вышина.

 

Меч Аэмона опустился,

На север обратился взгляд:

«Элдрин, я снова возвратился…

Я жив. В пути. Иду назад»

 

Часть II. Белая Башня.

 

— Что, дочь моя, скажи, случилось? –

Осведомилась Амерлин. –

Ты не больна? Иль приключилось

Что-либо из других причин?

 

— Простите, Мать, нехорошо мне.

И новости не те, что ждут.

Ах, эта… выскочка на троне!

Устала от её причуд!

 

— И что на этот раз, Кирена?

Хранительница, расскажи,

А сёстры выбрались из плена

Её глупейшей, гнусной лжи?

 

— Мне жаль, но живо заблужденье.

Всё слышно шепот по углам:

«Пора вмешаться…», «пораженье…»,

«Во всём виновна Тетсуан».

 

— Она поплатится за это!

Ах, высечь бы язык Элдрин!

Здесь, в Башне, в Башне наше место.

Какая битва? Врак один!

 

— Всё верно, Мать. Правы Вы, точно!

Не покидать же Тар Валон?!

Исключено. И невозможно.

Призванье наше здесь и дом.

 

— Но всё же, что тебя тревожит?

Не бойся правду мне сказать.

 

— Всё слухи, слухи… Вот, что гложет

Покой моей души. О Мать!

Должна признаться Вам. Измены

Созрели тайно семена.

Желает власти перемены

Предательская сторона.

 

— Где доказательства, Кирена?

Кто подстрекатель мятежа?

 

— Так королева Манетерен!

И информация свежа!

Своими слышала ушами:

«Должна быть призвана Элдрин!

И станет вновь её делами

Союза меч непобедим!

Великий, славный Манетерен…

Непревзойденный Тар Валон…

Союз столь прочен, сколь бесценен.

И столь бесценен, сколь силен».

 

— Что делать? Как всё обернулось… —

Вслух размышляла Амерлин.

Кирена хитро улыбнулась:

— Узор всё сделает один.

 

Часть III. Элисанде.

 

Улыбкой путь свой освещая,

Шел ангел тропками аллей,

Походкой мягкою ступая,

С осанкой гордой королей.

 

Ему вослед весна смеялась,

И пенье птиц неслось за ним.

Сама природа любовалась

Таким творением своим.

 

Вдруг ангел замер. Лишь мгновенье –

И расцвели вокруг цветы.

Одно изящное движенье

В нём воплощенной красоты –

 

И обернулся дивный ангел:

Его веленья ждал гонец.

— О Королева! Элисанде! —

Промолвил рыцарь, наконец.

 

Её дождавшись дозволенья,

Гонец продолжил свою речь:

«Миледи, Вашего решенья

Желали Айз Седай изречь».

 

«Я скоро буду. Пусть проводят

Гостей в приёмов Малый Зал.

Мне кажется, они находят

Его достойным их похвал.

 

Откланявшись, гонец быстрее

Приказ исполнить поспешил,

Оставив юной королеве

Минутку отдыха в тиши.

 

Тем временем собрались сёстры.

И в ожидании Элдрин

Восторженно дивились гости

Настенных красоте картин:

 

«Какие краски!», «А манера!»,

«Преинтереснейший сюжет!»,

«Находка коллекционера!»

«Другой подобной в мире нет».

 

Кружа картинной галереей

Коричневая Айз Седай

Увиденное побыстрее

В тетрадь записывать давай.

 

Степенно с ней шагала рядом

Миледи в шали голубой.

Другие две гуляли садом,

Дворца любуясь красотой.

 

Остановившись в колоннаде,

И подождав своих сестёр,

Гулявшие в дворцовом саде

Продолжили недавний спор.

 

— Она должна! Лишь согласиться!

Вот всё, что просим мы теперь!

 

— Ты что же, можешь поручиться,

Что всё случится без потерь?

 

— Но палантин! Её корона

Ничто со властью Амерлин!

 

— Сестра, желать чужого трона…

Ты знаешь, какова Элдрин.

В её понятии о мире

Есть честолюбие порок.

Она подобна песне лиры:

Высок и честен её слог.

 

Так спор закончить поспешила

Сестра из Айя Голубой,

Когда Элдрин уже решилась:

«Пора почтить гостей собой!».

………………………………

 

Устроившись удобно в зале,

Все ждали от Элдрин ответ,

И нервно теребили шали,

Боясь услышать слово «нет».

 

А королева, размышляя,

Смотрела всё куда-то вдаль,

Всё взвешивая и решая,

Скрывая лёгкую печать.

– Мне лестно, сёстры, что во время,

Столь тяжкое для всех людей,

Вы мне вручить хотели бремя.

И власть, что выше королей.

 

Я рада вашему решенью

Повременить и обойти

Закона древнего веленье,

Тем выбор мне преподнести.

 

Подумав, сёстры, я решила:

Хоть нынешняя Амерлин,

Бывало, в чем-то и грешила,

Её по праву палантин!

 

Раскола в Башне не желаю.

В единстве – сила, суть побед.

Я – Айз Седай. И я считаю,

Что бунт – не выход. Не ответ.

 

Как королева Манетерен

В борьбу внесу посильный вклад.

И будет пусть Совет уверен:

Ни шагу не ступлю назад.

 

Престол же, сёстры, отвергаю.

И свой ответ не изменю.

Достойной Тетсуан считаю,

И верность ей свою храню.

 

Был дан ответ. И был он принят.

Узор Эпох плетут слова.

Одни людская память примет,

Иные исказит молва.

 

Возможно, было всё иначе.

Возможно, будет всё не так.

Но пусть кто ищет – тот обрящет

В темнице смыслов верный знак.
Перейти в кімнату для голосування

Повернутися до списку творів